=рассылка *Христианское просвещение*=

Милость и мир от Бога, Отца нашего и Господа Иисуса Христа! (Рим.1:7)

Тема выпуска:
Литургия: таинство собрания (1)

   В этом выпуске я начинаю публикацию конспекта книги о Евхаристии. На мой взгляд, книга свящ. Александра Шмемана  — лучшая книга о главном таинстве Церкви. Однако, она показалась мне тяжеловатой для чтения... (возможно, виной тому перевод... оригинал написан для англоязычных читателей). Предлагаю вниманию читателей рассылки конспект этой книги. Точные цитаты выделены курсивом.
   
Одним из недостатков книги является ее полемический настрой против отношения к литургии в "школьком богословии"... К сожалению, я, редактор рассылки, не в силах этого поправить.


Автор: по книге: протопресв. Александр Шмеман "Евхаристия: Таинство Царства", гл. 1 (www.krotov.info/libr_min/25_sh/shme/man_29.html)

 

1. ТАИНСТВО СОБРАНИЯ

Когда вы собираетесь в Церковь...
(1Кор.11:18)

I

"Когда вы собираетесь в церковь",  —  пишет ап. Павел коринфянам, и для него, как и для всего раннего христианства, слова эти относятся не к храму, а к природе и цели собрания. Само слово "церковь" — έκκλησία обозначает, как известно, "собрание". "Собраться в церковь", в понятиях раннего христианства, значит составить такое собрание, цель которого  —  выявить, осуществить Церковь.

Это собрание евхаристическое: на нём, как его завершение и исполнение, совершается "вечеря Господня", евхаристическое "преломление хлеба". В том же послании ап. Павел упрекает коринфян, которые "собираются так, что это не значит вкушать вечерю Господню" (11:20). Таким образом, мы видим триединство  —  Собрания, Евхаристии, Церкви, и о нём, вслед за апостолом Павлом, единогласно свидетельствует всё раннее предание Церкви. В раскрытии его сущности и смысла и состоит основная задача литургического богословия.

Эта задача особенно важна теперь, ибо самоочевидное для ранней Церкви триединство перестало быть самоочевидным для современного церковного сознания. В "школьном" ("схоластическом") богословии (оно возникло после обрыва отеческой традиции, преимущественно из западного понимания как метода, так и самой природы богословия) совсем не упоминается о связи Собрания, Евхаристии и Церкви. Евхаристия определяется и рассматривается как одно из таинств, но не как "таинство собрания", как определял его в V веке автор "ареопагитик". В этом богословии игнорируется экклезиологический смысл Евхаристии, а также евхаристическое измерение экклезиологии. Кроме того, знание Евхаристии как "таинства собрания" выветрилось постепенно и из благочестия. Хотя учебники литургики и указывают, что литургия  —  "общественное богослужение", и служится преимущественно при "стечении молящихся", но это "стечение молящихся", т.е. собрание, перестало восприниматься как первичная форма Евхаристии, а в Евхаристии перестали видеть и ощущать первичную форму Церкви. Литургическое благочестие стало предельно индивидуалистическим, о чём красноречивее всего свидетельствует современная практика причащения, подчиненная до конца "духовным нуждам" отдельных верующих, и которую никто  —  ни духовенство, ни миряне  —  не воспринимает в духе самой евхаристической молитвы: "нас же всех, от единого Хлеба и Чаши причащающихся, соедини друг ко другу во единого Духа причастие..."

Таким образом и в благочестии, в "церковности", постепенно произошло сужение первоначального смысла Евхаристии и ее места в жизни Церкви, своего рода "редукция".

Обе эти "редукции" Евхаристии — и в богословии, и в благочестии  —  находятся в открытом противоречии с самим чином Евхаристии, как его с самого начала хранит Церковь. Под "чином" мы разумеем здесь не те или иные подробности обрядов и таинств, которые очевидно развивались, менялись и усложнялись, а ту основную структуру Евхаристии, которая восходит к апостольской первооснове христианского богослужения. Основной порок школьного богословия состоит в том, что в своей трактовке таинств оно исходит из собственных априорных и отвлеченных категорий и определений, порой не согласованных с реальностью церковной жизни, а не из живого опыта Церкви, не из конкретного литургического предания, каким оно хранится Церковью. Раньше Церковь твердо знала, что "закон веры" (lex credendi) и "закон молитвы" (lex orandi) неотделимы один от другого и взаимно друг друга обосновывают, так что, по словам св. Иринея Лионского, "учение наше согласно с Евхаристией, а Евхаристия подтверждает учение" ("Против ересей"). Но богословие, построенное по западным образцам, совсем не интересуется богослужением, как оно совершается Церковью, его собственной логикой и "чином". Исходя из своих отвлеченных предпосылок, богословие это априори решает, что "важно", а что "второстепенно", причем "второстепенным" — не представляющим богословского интереса  —  оказывается, в конечном итоге, именно само богослужение во всей его сложности и многообразии, т.е. как раз то, чем по-настоящему и живет Церковь. Из богослужения искусственно выделяются важные "моменты", на которых и сосредотачивается всё внимание богослова. Так, в Евхаристии — это "момент" преложения Св. Даров и затем причащение, в Крещении — это "троекратное погружение". Но ведь "важность" этих моментов не отрываема от литургического контекста, который один по-настоящему выявляет их подлинное содержание. Отсюда поразительная бедность и односторонность объяснения таинств и самого подхода к ним в наших учебниках догматического богословия. Отсюда — сужение и такая же односторонность литургического благочестия — ибо не питаемое и не направляемое, как при св. отцах, "литургической катехезой", т.е. подлинным богословским объяснением, оно оказывается во власти всевозможных символических и аллегорических истолкований богослужения, своеобразного литургического "фольклора". Поэтому первый принцип литургического богословия состоит в том, чтобы при объяснении литургического предания Церкви исходить не из отвлеченных, чисто интеллектуальных схем, наброшенных на богослужение, а из самого богослужения и, это значит, в первую очередь  —  из его чина...


Продолжение темы — в субботу. В ближайшем выпуске — продолжение книги К.С.Льюиса.

 

Желаю всяческих успехов!  
редактор-составитель рассылки
Александр В. Поляков
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»