=рассылка *Христианское просвещение*=

Милость и мир от Бога, Отца нашего и Господа Иисуса Христа! (Рим.1:7)

Тема выпуска:
Церковь-община: духовная реальность

Автор: Дитрих Бонхоффер
Опубликовано: Жизнь в христианском общении
www.krotov.info/library/b/bonho_2.html / messia.info/bibliotk/b/bonhioff/zho1.htm

> 1. Христианское братство и общение

<.....>

> Духовная, а не человеческая реальность

> Поскольку христианское сообщество основано исключительно на Иисусе Христе, оно является духовной, а не душевной (человеческой) реальностью. В этом его отличие от всех остальных сообществ. То, что создается только Святым Духом, который помещает Иисуса Христа в наши сердца как Господа и Спасителя, называется в Священном Писании "духовным". "Душевное" или "человеческое" определяется в Священном Писании как то, что связано с естественными побуждениями, способностями и возможностями человеческого духа.

> Основной любой духовной реальности является четкое явное Слово Божие в Иисусе Христе. Основой любой человеческой реальности являются темные неясные побуждения и расплывчатые желания человеческого ума. В основе сообщества Духа лежит истина, в основе человеческого сообщества - желание. Сутью сообщества Духа является свет, ибо "Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы" (1Ин.1:5), и "если же ходим во свете подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом" (1Ин.1:7). Суть человеческого сообщества есть тьма, "ибо изнутри, из сердца человеческого, исходят злые помыслы" (Мк.7:21). Глубокая ночь окутывает все первопричины дел человеческих, даже самые благородные и благочестивые порывы. Сообщество Духа есть общение людей, призванных Христом; человеческое общение есть общение благочестивых дел. В сообществе Духа ярким пламенем горит любовь братского служения  - агапе; в человеческом сообществе тлеет темная любовь добрых и злых желаний - эрос. В первом случае мы имеем упорядоченное братское служение, во втором случае - беспорядочное желание удовольствий. В первом случае мы видим смиренное подчинение человека своим братьям; во втором - смирение, но всё же высокомерное подчинение другого человека своим собственным желаниям. В сообществе Духа правит только Божье Слово; в человеческом сообществе наряду с Божьим Словом правит человек, наделенный исключительной властью, опытом, магическими суггестивными способностями. Там людей объединяет только Бог; здесь, помимо Слова, люди сами связывают себя друг с другом. Там вся власть, честь и господство отданы Святому Духу; здесь люди заняты поисками и созданием сфер власти и личного влияния. Справедливости ради надо сказать, что благочестивые люди делают это, исходя из наилучших и наивысших побуждений, но реальный результат их усилий сводится к тому, что Святой Дух свергается с престола и отодвигается на далекий нереальный план. Фактически здесь действует только человек. В духовной сфере правит Дух; в человеческом сообществе правят психологические приемы и методы. В первом случае мы имеем искреннюю, не-психологическую, не-методическую, помогающую любовь, обращенную на брата - христианина; во втором случае мы имеем психоанализ и его толкование. В первом случае служение своему брату является искренним и смиренным; во втором случае служение заключается в пытливом и расчетливом анализе незнакомца.

> Возможно, следующие замечание может помочь лучше понять тот разительный контраст, который существует между духовной и человеческой реальностью. В духовном сообществе никогда и никоим образом не присутствует близкая связь одного человека с другим, в то время как в человеческом обществе присутствует глубокое, стихийное, человеческое желание тесного, близкого общения с другими человеческими душами - точно так же, как плоти присуще желание физического слияния с другой плотью. Желание человеческой души ищет полного слияния Меня и Тебя - будь то союз любви или притяжение другого человека в сферу своей власти и влияния, что в конце концов одно и то же. Именно в такой обстановке человек, сильный по земным меркам, находится в своей стихии, добиваясь восхищения, любви или страха более слабого человека. В этом случае человеческие связи, суггестивное влияние и узы являются всем; в тесном общении душ мы отражаем искаженный образ всего того, что изначально присуще только общению через нашего Посредника - Иисуса Христа.

> Итак, можно сказать, что существует человеческая ассимиляция. Она проявляется всегда, когда человек сознательно или невольно злоупотребляет своей властью для того, чтобы оказать сильное влияние на другого человека или на целое сообщество людей и подчинить их себе. Здесь одна душа непосредственно воздействует на другую душу. Сильный побеждает слабого; сопротивление слабого преодолевается влиянием сильного. Он сломлен, но не завоеван. Это становится очевидным, как только возникает потребность, чтобы этот "побежденный" человек действовал в сфере, в которую он притянут, самостоятельно, без человека, с которым он связан, а возможно и в оппозиции к нему. В этой ситуации подчиненный или "побежденный" человек ломается, и тогда становится ясно, что его "изменение" было произведено не Святым Духом, а человеком и поэтому было неустойчиво.

> То же самое можно сказать и о человеческой любви к своему ближнему. Эта любовь способна на удивительные жертвы. Во многих случаях она намного превосходит настоящую христианскую любовь в пылкой преданности и в видимых результатах. Она говорит христианским языком с потрясающим и волнующим красноречием. Но именно это имел в виду апостол Павел, сказать: "И если я раздам всё имение мое и отдам тело мое на сожжение" (т.е., говоря другими словами, я объединю высочайшее проявление любви в делах с величайшей преданностью), "а любви не имею (т.е. любви Христа), нет мне в том никакой пользы" (1Кор.13:3). Человеческая любовь обращена на другого человека ради него (себя?) самого, духовная же любовь любит другого ради Христа. Поэтому человеческая любовь ищет непосредственного контакта с другим человеком; она любит его не так как свободного человека, а как человека, которого она привязывает к себе. Она хочет заполучить, завоевать его любыми средствами, даже прибегая к силе. Она хочет быть неотразимой, она хочет править.

> Человеческая любовь не очень высоко ценит истину. Она превращает истину в относительное понятие, ибо она не позволяет, чтобы что-то, даже истина, стояло между любовью и любимым человеком. Человеческая любовь желает другого человека, его общество, его ответную любовь, но она не служит этому человеку. Даже когда на первый взгляд кажется, что любовь служит другому человеку, на самом деле она только желает добиться своего. Есть два отличительных момента (являющихся по существу одним и тем же), характеризующих различие между духовной и человеческой любовью: (1) человеческая любовь не терпит, когда ставшее неискренним общение распадается ради подлинного общения; (2) человеческая любовь не может любить врага, т.е. того, кто серьезно и упорно сопротивляться ей. Причина в том и в другом случае одна: человеческая любовь по своей сути является желанием, а именно желанием общения с другим человеком. Пока это желание как-то удовлетворяется, любовь не сдается даже ради истины, даже ради настоящей любви с другим. Но когда исчезает надежда на то, что это желание исполнится, любовь обрывается и начинает видеть лицо врага. Любовь переходит в ненависть, презрение и клевету. Именно этот момент является отправной точкой для духовной любви. Вот почему человеческая любовь превращается в личную ненависть, когда она встречается с подлинной духовной любовью, в основе которой лежит не желание, а служение. Человеческая любовь делает из себя самоцель, идола, которого она боготворит и которому всё должно подчиняться. Она лелеет и взращивает идеал, она любит только себя и больше ничего на свете. А духовная любовь приходит от Иисуса Христа; она служит Ему одному, она знает, что у нее нет непосредственного доступа к близкому общению с другими людьми.

> Между любящим человеком, и людьми, которых он любит, стоит Иисус Христос. Я не могу сказать заранее, что означает любовь других, исходя из общей идеи любви, которая вырастает из моих человеческих желаний,  -  всё это может быть скорее ненавистью и коварным эгоизмом в глазах Христа. В своем Слове Христос рассказывает что такое любовь. Вопреки всем моим убеждениям Иисус Христос говорит мне, чем на самом деле является любовь к моим братьям. Поэтому духовная любовь связана исключительно со Словом Иисуса Христа. Когда Христос предлагает мне общение с другими людьми во имя любви, я буду его поддерживать. Когда Его истина побуждает меня расторгнуть общение во имя любви, я расторгну его, несмотря на то, что против этого протестует моя человеческая любовь. Поскольку в основе духовной любви лежит не желание, а служение, она любит врага, как брата. Духовная любовь зарождается ни в брате, ни во враге, но в Христе и Его Слове. Человеческая любовь никогда не может понять духовную любовь, ибо духовная любовь идет свыше; это что-то совершенно иное, незнакомое и непостижимое для человеческой любви.

> Поскольку между мною и другими людьми стоит Христос, я не осмеливаюсь руководить моими взаимоотношениями с ними. Христос обращается и ко мне и к другим людям для того, чтобы мы могли быть спасены. Мы можем быть спасены только самим Христом. Это означает, что я не должен руководить и подчинять себе другого человека моей любовью Другому человеку нужна его независимость. Он хочет, чтобы его любили, как человека, ради которого Христос вочеловечился, умер и воскрес; чтобы его любили, как человека, прощение грехов и вечная жизнь которого куплены кровью Христа.

> Поскольку Христос, несомненно, принимал участие в жизни моего брата задолго до того, как я начал это делать, я должен оставить этому человеку его свободу, чтобы он был Христов; я должен воспринимать его только как человека, каким он уже является в глазах Христа. Таков смысл предлагаемой нами позиции - мы можем воспринимать других людей только через посредничество Христа. Человеческая любовь создает свой собственный образ другого человека: Кем он является и кем он должен стать. Она берет жизнь другого человека в свои руки. Духовная любовь видит и признает истинный образ другого человека, полученный от Иисуса Христа; образ, который воплотил сам Иисус Христос и который запечатлен на всех людях.

> Поэтому духовная любовь проявляется в том что все, что она говорит и делает, восхваляет Христа. Она не будет пытаться "давить" на других людей и грубо вмешиваться в их жизнь. Она не будет находить удовольствие в благочестивой человеческой горячности и возбуждении. Наоборот, она воспримет другого человека с чистым Словом Божиим и будет готова оставить его с этим Словом на долгое время, желая вновь отпустить его, чтобы Христос мог быть с ним. Она будет уважать ту черту, которая проведена между ними и нами Христом; она найдет полное общение с ним во Христе, который один связывает всех нас воедино. Таким образом, духовная любовь будет говорить Христу о брате больше, чем о Христе брату. Она знает, что самый прямой путь к другим всегда лежит через обращение в молитве к Христу и что любовь других целиком зависит от истины во Христе. Именно, исходя из этой любви, ученик Иисуса Иоанн говорит: "Для меня нет большей радости, как слышать, что дети мои ходят в истине" (3Ин.4).

> Человеческая любовь живет неконтролируемыми и неуправляемыми темными желаниями; духовная любовь живет в чистом свете служения, предписанного истиной. Человеческая любовь приводит к подчинению другого человека, к зависимости и ограничениям. Духовная любовь порождает свободу братьев согласно Слову. Человеческая любовь взращивает оранжерейные цветы; духовная любовь приносит плоды, произрастающие в соответствии с благой волей Бога и в хорошую погоду и в ненастье. Существование совместной христианской жизни зависит от того, сумеет ли она своевременно приобрести способность различать между человеческим идеалом и Божьей реальностью, между духовным и человеческим сообществами.

> Жизнь или смерть христианского сообщества (общины) определяется тем, приобретет ли оно трезвую мудрость увидеть эту разницу своевременно (т.е. как можно скорее). Говоря другими словами, жизнь в христианском общении согласно Слову может быть устойчивой и жизнеспособной только в том случае, если она не превращается в организационное движение, порядок, общество, collegium pietatis, а наоборот если она рассматривает себя как часть единой, святой, кафолической Христианской Церкви, где она активно и пассивно участвует и в страданиях и в борьбе и в обетованиях всей Церкви в целом. Любой принцип выбора и любое разделение, связанное с ним, которое объективно не обусловлено общей работой, местными условиями или семейными связями, представляет собой величайшую опасность для христианского сообщества (общины). Когда встают на путь интеллектуального или духовного выбора, человеческий элемент всегда исподволь добивается своего, лишая христианское общение его духовной силы и благотворности для Церкви и приводя к секстанству. Исключение слабых, незначительных и вроде бы бесполезных людей из христианского сообщества (общины) может фактически означать исключение Христа; в образе бедного брата Христос стучится в дверь. Поэтому мы должны проявлять здесь большую осторожность.

> Непроницательный наблюдатель может подумать, что эта смесь идеального и реального, человеческого и духовного скорее всего присутствует там, где структура человеческих отношений имеет несколько уровней, например, в браке, семье, дружбе, т.е. там, где человеческий элемент уже узурпировал для себя центральное место в создаваемом сообществе (союзе) и где духовное является лишь дополнением физического и интеллектуального. Согласно этой точке зрения опасность смешивания этих двух сфер (человеческой и духовной) присутствует только в таких взаимоотношениях, но она отсутствует в чисто духовном общении. Это  -  большое заблуждение. Весь существующий опыт говорит о том, что истина заключается как раз в обратном. В браке, семье, дружбе присутствует осознание понимания ограниченной созидательной силы, выстраивающей эти отношения.

> Во взаимоотношениях такого рода люди очень хорошо знают, если они разумны, где кончается человеческое и где начинается духовное. Они знают разницу между физическими, интеллектуальными и духовными отношениями. Там же, где создается общение чисто духовного плана, всегда возникает опасность, что во взаимоотношения будет привнесено и перемешано с духовным все человеческое. Чисто духовные отношения не только опасны, но и совершенно анормальны. Мы должны быть особенно осторожны в тех случаях, когда духовное общение не включает наши физические и семейные отношения, а также обычное общение, т.е. всё то, что возникает в повседневной жизни, предъявляя требования к людям, работающим вместе. Вот почему, как показал опыт, человеческий элемент наиболее легко проявляется во время кратковременных семинаров (когда участники вместе живут и работают). Нет ничего проще, чем вызвать восторженный энтузиазм в общении христиан за эти несколько дней совместной жизни, но нет ничего и более фатального, чем это, для продуманных здравых повседневных братских взаимоотношений.

> Вероятно, не найдется ни одного христианина, кому Бог не дал бы воодушевляющих моментов подлинного христианского общения хотя моменты - это нечто дополнительное, что милостиво дается сверх "хлеба насущного" жизни христианского сообщества. У нас нет права требовать такие моменты. Мы живем вместе с другими христианами не для того, чтобы приобретать их в свою собственность. Не переживание христианского братства а твердая и уверенная вера в братстве, сплачивает нас. Бог хочет принимать участие в жизни каждого из нас (и Он это делает). В нашей вере рассматриваем это как величайший дар, это наполняет нас радостью и счастьем, но также и подготавливает к переживаниям таких периодов нашей жизни, когда случается, что Бог не дает нам братского общения. Мы объединены верой, а не жизненными событиями.

> "Как хорошо и как приятно жить братьям вместе!" - так восхваляется в Священном Писании жизнь в общении с другими христианами согласно Слову Божьему. Но сегодня мы с полным правом можем истолковать слова "вместе" следующим образом: "быть единым во Христе", ибо только Иисус Христос объединяет нас. "Он - наш мир". Только через Него мы получаем доступ к общению друг с другом, находим радость друг в друге и в совместном общении.

 

Обратите внимание, что редактор-составитель рассылки не является, как правило, автором текстов, которые в рассылке используются. Автор текста указывается перед текстом.

Желаю всяческих успехов!  
редактор-составитель рассылки
Александр В. Поляков
<= предш. вып. темы
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»
Учет ценных бумаг иностранных эмитентов
Эмитенты ценных бумаг. Быстрый способ сделать по закону
specdep.ru