=рассылка *Христианское просвещение*=

Благодать Господа Иисуса Христа, любовь Бога Отца и причастие Святого Духа да будет с вами!

Тема выпуска:
Евхаристия  — таинство единства (5).
Единство свыше и единство снизу
(3)

В конце этого выпуска – форма для выражения Вашей его оценки и мнений.

по книге: протопресв. Александр Шмеман "Евхаристия: Таинство Царства", гл. 7 (www.krotov.info/libr_min/25_sh/shme/man_31.html#77)

(Выделение подчеркиванием сделано составителем рассылки. Курсив - текст из перевода книги, приводимый без изменений.)

Предыдущие части:
• (1) Евхаристия: таинство собрания
(а, б, в, г)
(2a) Евхаристия: Символизм (а, б, в)
(2b) Евхаристия – таинство Царства (а, б)
(3) Евхаристия: вхождение в Царство Божие (а, б, в)
(4) Евхаристия: таинство Слова (а, б, в, г)
(5) Евхаристия: таинство верных (а, б, в)
(6) Евхаристия: таинство приношения (a, б, в, г, д, е, ж)
(7) Евхаристия: таинство единства (a, б, в, г)


Глава 7. ТАИНСТВО ЕДИНСТВА

Приветствуйте друг друга целованием святым...
(1Кор.16,20)

<.....>

Единство по отношению к христианской вере не есть нечто хотя бы и важное и желанное, но всё же "добавочное", от самой веры отличное, так что может быть вера без единства и может быть единство, не верою содержимое, являемое и живущее. В единстве  – сама сущность, само содержание веры, которая и есть вхождение в единство, принятие единства, утраченного миром в его падении, и опыт этого единства как спасения и новой жизни. Поэтому про веру сказано, что "праведный верою жив будет", что "верующий в Сына имеет жизнь вечную" и "не умрет вовек". Вера есть причастие единству свыше и в нём – "иной  – вечной – жизни начало"...  Церковь же является присутствием и исполнением в "мире сем" этого единства свыше, и потому  – веры. По отношению к вере она не "другое", но именно исполнение самой веры, то единство, принятие которого, вхождение в которое, причастие к которому есть вера. В христианском предании и опыте вера – это то, что приводит к Церкви и вводит в нее, что саму Церковь знает как исполнение веры, как новое творение и новую жизнь. Вся жизнь Церкви "светлеется Троическим единством в священной тайне", и, обратно, только в том и только то жизнь Церкви, что этим Божественным единством светится и ему приобщает.

И вот, только этим единством свыше, в котором подлинная жизнь ее, и благодать, и новизна этой жизни, отделена Церковь от "мира сего", только знанием и опытом этого единства познаёт его как "мир падший", образ которого проходит и который обречен смерти. Ибо, если в "видимости" своей, в своих членах и во всей своей "внешней" жизни Церковь – плоть от плоти и кровь от крови "мира сего", то в своей подлинной жизни, миру невидимой, ибо "скрытой со Христом в Боге" и только верой узнаваемой, она всецело иноприродна по отношению к нему, потому что в том и падение его, тем он и "мир сей", что грехом оторвана жизнь его от единства свыше и в отрыве этом сама стала распадом, тлением, безнадежной порабощенностью смерти и времени, царящим на земле.

Но потому именно тут, именно в постижении иноприродности Церкви по отношению к "миру сему", сущности ее как единства свыше, раскрывается нам подлинный смысл той подмены, о которой мы сказали выше, что в ней главный и самый страшный соблазн, отравляющий современное церковное сознание, подмены единства свыше – единством снизу.

VII

Чтобы понять всю глубину этого соблазна и подлинно ужаснуться ему, нужно, прежде всего почувствовать сущность того, что мы называем "единством снизу", противополагая его единству свыше. Это то единство, которым, сколь бы ни был он падшим, смертным и "во зле лежащим", живет - в ту меру, в какую он жив, - "мир сей", и которое, сколь бы оно ни затемнялось и ни извращалось, заложено в нем Богом. Дьявол мог оторвать человека, и в нём - мир, от Бога, мог отравить и обессилить жизнь грехом, пронизать ее умиранием и смертью. Одного он не мог, и не может: изменить самой сущности жизни как единства. Не мог и не может, потому что только Бог есть Творец и Податель жизни, только от Него жизнь, законом которой, поэтому, сколь бы она ни извращалась грехом, остается закон единства. Всё живущее в каждом биении жизни живет единством, его чает и к нему стремится.

В том, однако, подмена, в том победа "князя мира сего", что единство это он оторвал от Бога как своего источника, содержания и цели, оторвал тем, что сделал единство - самоцелью, и это значит на языке веры - идолом. Единство, которое от Бога, перестало быть единством к Богу и в Боге, который один исполняет его как подлинное единство и подлинную жизнь, оно само себя сделало своим собственным содержанием, своим собственным "богом".

И вот, с одной стороны, потому что оно от Бога, единство продолжает светить и в падшем "мире сем" и животворить его: в семье и в дружбе, в чувстве принадлежности к своему народу и ответственности за его судьбу, в любви, сострадании и милосердии, в искусстве, его взлетах и порывах к вечному, небесному и прекрасному, в высоких исканиях ума, в божественной красоте добра и смирения, во всём, иными словами, что в человеке и мире от образа и подобия Божия, затемненного, но неразрушимого. А с другой стороны, в ту меру, в какую перестало оно быть единством с Богом и в Боге и превратилось в самоцель и в идола, стало оно не только "удобопревратным", непрочным, легко распадающимся, но и самоисточником всё новых разделений, зла, насилия и ненависти. Само себя обратившее вниз - к земному и природному, внизу - в плоти и крови  - полагающее свое начало и свой источник, это единство снизу в ту же меру стало разделять, в какую соединять. Любовь к своему, единство в своем оборачивается враждой к "чужому", не своему, и отделением от него, так что само единство оказывается, прежде всего, отъединением, самоутверждением и самозащитой против... Всё в мире живет единством, и всё в мире этим же единством разделено и всё время разделяется столкновением и борьбой "единств", ставших идолами. И нигде столь очевидно не проявляется подлинно дьявольская сущность этой подмены, как в тех утопиях единства, что составляют содержание и внутренний двигатель всех без исключения современных идеологий, как "левых", так и "правых", идеологий, в которых дьявольская ложь договаривает себя как окончательное расчеловечение человека, принесение человека в жертву ставшему до конца идолом "единству"...

Вот почему так страшно всё более очевидное проникновение соблазна этим "единством снизу" в саму Церковь, отравление им исподволь церковного сознания. Речь идет не о внешних переменах, не о каком-либо пересмотре догматов или канонов, не о "переоценке" предания. Напротив, в отличие от западных христиан, православие остается глубоко консервативным, приверженным ко всему овеянному ореолом древности. Больше того, в наши дни глубочайшего духовного кризиса, вызванного торжеством секуляризма, безличной и бесчеловечной технологии, идеологического утопизма и т.д., это ностальгическое притяжение "древности" усиливается в православном "религиозном чувстве", само становится своего рода утопизмом прошлого.

Речь идет о внутренней направленности церковного сознания, о том сокровище, про которое сказано в Евангелии, что там, где находится оно, там будет и сердце человека (Мф.6,21), и которое составляет внутренний двигатель, внутреннее вдохновение церковной жизни. Для Церкви Христовой таким сокровищем всегда было и всегда будет, и не может не быть, Царство Божие, то есть единство свыше, единство с Богом во Христе Духом Святым. Только для того, чтобы являть его в "мире сем", и тем спасать мир, оставлена и "странствует" на земле Церковь. Только о нём ее свидетельство и благовестие, только в нём ее жизнь. Можно сказать больше: пришествие в мир Христа и в Нём - единства свыше, заповедь Его апостолам, и это значит - Церкви, проповедовать Евангелие всей твари, крестя "во имя Отца и Сына и Св. Духа", и это значит - вводить в Церковь и созидать ее, внести в "мир сей" последнее и окончательное разделение (Мф.10,34). "Ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку домашние его..." (Мф.10,35-36). Но весь смысл этого поистине спасительного разделения, всё абсолютное, коренное отличие его от гибельного разделения, внесенного в мир дьяволом и составляющего саму сущность греха и падения, что оно есть обличение, то есть в буквальном смысле этого слова - явление, раскрытие, выведение "на чистую воду"  - дьявольской подмены, лжи, превратившей "единство снизу" в идола, а служение ему в идолопоклонство, в отделение от Бога, в разделение жизни, в гибель и смерть. Только потому, что вошло в мир, явлено и даровано и пребывает в нём Божественное единство свыше, может наконец человек уверовать в него, то есть увидеть, принять всем существом своим, полюбить, осознать его как сокровище сердца и единое на потребу. Но тем самым увидеть и осознать всю глубину, весь ужас, всю безысходность падения, скрытого от него доселе дьяволом под лукавым и соблазнительным гримом "единства снизу". То обращение, что неизменно лежит в основе христианской веры, есть, прежде всего, обращение от "единства снизу" к "единству свыше", отречение от одного для принятия другого, ибо без отречения невозможно принятие, без отречения от "диавола и всех ангелов его и служения его" невозможно крещальное сочетание со Христом. "И враги человеку домашние его". О чём эти слова, как не о "единстве снизу", о всяком "единстве снизу", то есть о единстве, ставшем идолом и идолопоклонством, самоцелью и, следовательно, разделением жизни? "Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви к Отцу. Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего" (1Ин.2,15-17). О чём эта заповедь Апостола любви, как не об отречении от "единства снизу" во имя "единства свыше", от "мира сего", ставшего идолом, во имя мира как причастия Божественному единству свыше, как жизни в Боге?

Вот почему единство свыше, в котором спасение мира, входит в мир Крестом и нам даруется как Крест, которым, по слову Апостола Павла, "для меня мир распят и я для мира" (Гал.6,14), как постоянная борьба с соблазном "единства снизу", пронизывающим всю жизнь, и самую потаенную, самую "личную", и самую "внешнюю". Но, как смерть, которой Бог не сотворил и про которую сказано Апостолом, что она - "последний враг" (1Кор.15,26), в вольной, только любовью, только самоотдачей наполненной смерти Христовой разрушается в самой "смертности" своей и гроб делает живоносным, так и разделение, внесенное в мир Христом, будучи обличителем дьявола - лжеца и разделителя  - разрушает дело его, ибо им, этим разделением, входит в мир, и в каждом принимающем и живущем им воцаряется то одно подлинное  - Божественное  - Единство, которым преодолевается и будет до конца побеждено всякое разделение, так что будет Бог - всё во всём...

Но вот не выдерживают христиане этого дара, не выдерживают своего высокого и спасительного в "мире сем" призвания. Только в единстве свыше нуждается, сам того не зная, мир, только его жаждет и алчет от Церкви. А они саму Церковь всё хотят - веками! - заставить служить всевозможным "единствам снизу", благословлять, освящать, "религиозно" санкционировать их, быть их выражением и оправданием. Именно эти "единства снизу" - природные, национальные, идеологические, политические - стали сокровищем сердца, хотя подмена и скрыта часто от самих тех, кто совершает ее, ибо облечено это сокровище в церковные ризы и говорит так часто на сугубо традиционном, сугубо "православном" языке. Но вот, пусть и зачарованное церковностью, древностью и всем их благолепием, не скажет сердце, этому сокровищу отдавшее себя, слов, которые такой радостью и, главное, такой самоочевидностью звучат, например, в раннехристианском Послании к Диогнету: "Всякое отечество нам  - чужбина, и всякая чужбина - отечество...", не назовет христиан "родом третьим", странниками и пришельцами на земле, ибо уже познавшими, уже узревшими всю радость вожделенного отечества, не вздохнет этой свободой во Христе, что одна несет в себе преображение мира, возвращение к Богу всех "единств", всех "ценностей", оторванных от Него дьяволом...

Цель этого голосования  – выявление приоритетных интересов читателей. Дело в том, что по некоторым темам материала больше, чем можно дать в рассылке. Поэтому я буду отдавать предпочтение книгам/статьям и авторам, которые будут иметь более высокий рейтинг (средний балл).
Голосовать онлайн (при подключении к интернету)

Оцените выпуск:

Слишком много материала в рассылке – не успеваю читать:

Комментарий:
(не обязательно)
Ваше имя/ник, e-mail:
(не обязательно)

Голосование почтой: #### – нажмите на эту ссылку, в открывшемся письме (в теле) после слова "Ocenka:" поставьте Вашу оценку выпуска: 1-5 и отправьте письмо!

www.messia.info/r2/2/099.htm
Архив рассылки, формы подписки -> www.messia.info/r2/
Сайт "Христианское просвещение" -> www.messia.info
>Форум сайта< 


Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах - в письме, в icq или на форуме.
Постараюсь ответить на вопросы.


Обратите внимание, что редактор-составитель рассылки не является, как правило, автором текстов, которые в рассылке используются. Автор текста указывается перед текстом.

Желаю всяческих успехов!  
редактор-составитель рассылки
Александр Поляков, священник*
(запасной адрес: alrpol0@gmail.com)
<= предш. выпуск темы
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»
Селективная парфюмерия оптом
Сеть магазинов косметики и парфюмерии
aromity.ru