=рассылка *Христианское просвещение*=

Благодать Господа Иисуса Христа, любовь Бога Отца и причастие Святого Духа да будет с вами!

По книге: Карл Барт. ОЧЕРК ДОГМАТИКИ (2)
// Спб.: Алетейя, 1997; стр.21-33.

(2-я и 3-я части этого текста использовались ранее в расслке "Мысли о вере и Церкви", выпуски 296 и 324 )

(1975 слов)

Предыдущий выпуск о Символе веры:
• (1) Символ веры


 

> <.....> Там, где возвещается Евангелие, <непременно также говорится> и о людях, которые услышали и восприняли Евангелие. Однако то обстоятельство, что мы веруем, всегда есть нечто второстепенное, малое и не­значительное <...> в соотнесении с тем, во что верит христианин, с содержанием и предметом его веры <...>.

> <...> Христианская вера в первую очередь и самым решающим образом означает встречу. "Я верую в..." — гласит вероисповедание, и всё заключено в том, во что. Символ представляет это "во что", этот предмет ве­ры, которым живет наша субъективная вера. Примечательно, что вероисповедание, если отвлечься от этого первого слова "верую", хранит молчание относительно субъективной стороны веры. <.....>

> Я верую. Конечно, мои человеческий опыт и <деятельность> — это форма человеческого бытия. Но это "верую" совершается исключительно во встрече с Тем, Кто есть не человек, но Бог-Отец, Сын и Свя­той Дух. И, веруя, я целиком и полностью напол­няюсь и определяюсь этим предметом моей веры. И интерес мой не вовне моей веры, а в том, в Кого верую. При этом я могу почувствовать, что размышление о Нём и созерцание Его есть и наилучшее попечение обо мне самом. "Верую в..." означает, что <...> мы, люди, в своем величии и в своей нищете не одиноки. Мы предстаем перед Богом, и, как наш Господь и Наставник, Он в полной мере заступается за нас. В этом предстоянии мы живем, действуем и страдаем в благие и в злые дни, в нашей греховности и в нашей праведности. Я не одинок, Бог встречает меня. Я, каким бы ни был, во всех обстоятельствах с Ним. Это означает: верую в Бога-Отца, Сына и Святого Духа.

> Эта встреча с Богом есть встреча со словом милости, которое Он сказал в Иисусе Христе. Вера говорит о Боге-Отце, Сыне и Святом Духе как о Том, Кто нас встречает, как о предмете веры. <...> Бог ми­лостив — вот что говорит исповедание об Отце, Сыне и Святом Духе. Это включает в себя то, что исключительно не в нашей власти <...> быть с Ним, <и> что мы не заслужили того, что Он наш Бог. Это включает в себя, что мы не имеем никаких прав на Него, но что Он сам в Своей бескорыстной доброте, в Своем величии пожелал быть Богом человека, быть нашим Богом. Он нам говорит, что это так. То, что Бог говорит нам: "Я милостив", — это Его слово, это краеугольное понятие всякой христианской мысли. Слово Бога есть слово Его милости.

> И если вы меня спрашиваете: "Где слышим мы это Слово Бога?", то я могу лишь указать на Него самого, Того, Кто дает нам это услышать, и ответить с помощью великого средоточия исповедания веры, его второго положения: Слова милости Бога, в котором Он нам предстает, — на Иисуса Христа, Сына Бога, Сына человеческого, истинного Бога и ис­тинного человека, Эммануила, Бога с нами в этом едином. Христианская вера есть встреча с этим "Эммануилом", встреча с Иисусом Христом и в Нём — с живым словом Бога.

> Когда мы называем Священное Писание словом Божьим (), то имеем при этом в виду, что Священное Писание есть свидетельство пророков и апостолов об этом одном Слове Бога, об Иисусе, <об израильтянине>, который есть Христос <Божий>, от вечности наш Господь и Царь. И когда мы это признаём, когда мы отваживаемся называть возве­щение Церкви словом Божьим, то понимаем под этим возвещение Иисуса Христа, возвещение того, что истинный Бог и истинный Человек с нами. В Нём нам предстает Бог. И когда мы говорим: "Я верую в Бога", то это конкретно означает, что я ве­рую в Господа Иисуса Христа.

> Я обозначил эту встречу как дар. Это встреча, предоставляющая человеку свободу слушать слово Бога. Этот дар и эта свобода взаимосвязаны. Дар — это дарование свободы, великой свободы, заклю­чающей в себе все прочие свободы.

> <...> Свобода — это великий дар Бога, дар встречи с Ним. <...> почему именно дар-встреча? Эта встреча, о которой говорит Символ, происходит не просто так. Она проистекает не из возможности человека и его инициативы, не из то­го <..>, что мы, люди, несем в себе способность встретить Бога, услышать его слово. Если бы мы полностью отдавали себе отчет в том, к чему мы способны, а к чему нет, то не тратили бы попусту усилия на обнаружение того, что можно было бы назвать расположенностью к слову Божьему. Без проявления с нашей стороны какой-либо возмож­ности в дело вступает могучая возможность Бога и делает возможным то, что мы сами по себе сделать не в состоянии. Это дар Божий, свободный, никак нами не подготовленный <...>, делающий воз­можной для нас встречу с Ним и слушание при этом Его слова. Ведя речь о Боге-Отце, Сыне и Святом Духе, Символ во всех трех положениях го­ворит о совершенно новом, недоступном и непостижимом для нас существе и деянии. Это сущест­во и деяние Бога-Отца, Сына и Святого Духа есть его свободная милость по отношению к нам. И Его же милостью является то, что наши глаза и уши разверзаются навстречу такой милости. Тайна Бога есть то, о чём говорит <исповедание веры>. И в тайне мы пребываем, когда она нам открывается, когда мы приобретаем свободу познать ее и в ней жить. "Верую, что ни своим разумом, ни своей силой не могу верить в Господа моего Иисуса или прийти к Нему", — говорит Лютер.

* * *

Слово "Верую" (в символе веры)
само по себе является исповеданием веры,
если я знаю,
что Бога можно познать только благодаря Ему самому.
И если я могу говорить о чём-то в вере,
это означает:
я славословлю и благодарю Бога
  за то, что Бог Отец, Бог Сын и Бог Святой Дух
  есть то, что Он есть и что Он делает;
  за то, что Он открыл и явил мне Себя,
  за то, что Он определил Самого Себя для меня,
  а меня — для Себя.
Я славословлю и благодарю
  за то, что избран,
  за то, что призван,
  за то, что мой Господь
  сделал меня свободным для самого себя.
В это я верую.
То, что я делаю из-за того, что верую, —
  это то, что мне следует делать,
  к чему я приглашен,
  для делания чего я стал свободным
  благодаря Тому, кто способен свершить то,
  что я сам по себе не в состоянии ни начать, ни завершить.
Я пользуюсь даром, в котором Бог дал мне Самого Себя.
Теперь я дышу,
дышу радостью и свободой —
свободой, которую сам я не добыл, —
я ее не искал, я ее не нашел, —
она пришла ко мне в Боге
и овладела мной.
Это свобода таким образом принимать слово милости,
чтобы быть способным руководствоваться этим словом.
Руководствоваться словом —
значит достоверно поверить в это слово.

Мир п`олон слов,
и сегодня мы видим инфляцию слов:
все прежние слова обесцениваются.
Но там, где верят в Евангелие,
там слово обрело доверие,
там слово слушают таким образом,
что слушающий не может выйти из-под власти этого слова.
То замечательное слово, в которое верует вера, —
это Божье Слово, Иисус Христос,
Тот, в Ком Бог раз и навсегда сказал Свое слово человеку.
Поэтому вера означает доверие.
Доверие — это акт, посредством которого
можно довериться верности Другого
  в том, что то, что Он обещает, — верно,
  и то, что он требует, Он требует по необходимости.
"Я верую" означает "я доверяю".
Я больше не должен полагаться лишь на себя,
у меня больше нет нужды
  оправдывать самого себя,
  спасать себя,
  доказывать свою значимость.
Становится бессмысленным глубиннейшее устремление человека —
  держаться лишь самого себя,
  обосновывать перед самим собой свою правоту.
Я верую не в самого себя,
я верую в Бога Отца, Сына и Святого Духа.
Поэтому стали излишними и бесполезными все силы,
которые могли представляться в качестве опор,
в качестве якоря, которого можно держаться.
Излишним и бесполезным стало доверие к каким-либо богам.
Эти боги,
которых человек создавал в древние и в новые времена,
которых почитал, которым молился,
были теми силами, на которые он полагался,
выступали ли они в виде идей или в виде сил судьбы,
какие бы названия им не давались.

Вера освобождает
от необходимости доверять подобным богам,
и тем самым — от страха перед ними,
она освобождает от разочарований,
которые неизбежно и постоянно вызываются этими богами.
Мы можем быть свободны в доверии к Тому, кто его заслужил.
Мы можем быть свободными,
ведь мы уповаем на Того, кто в отличие от всех прочих сил,
остается и останется верным.
Наш человеческий путь — путь от одной измены к другой.
Это верно и относительно богов этого мира —
они не держат своих обещаний;
поэтому никогда нет действительного покоя и ясности.
Верность есть лишь у Бога,
и вера — это доверие к тому, что Его можно держаться,
доверие к Его обещаниям и наставлениям.
Держаться Бога —
значит довериться тому, что Бог за меня,
и жить в достоверности этого.
Вот обещание, которое дает нам Бог:
"Я за тебя".
Однако это обещание — одновременно и наставление:
я не предоставлен своему произволу и своим идеям,
у меня есть Его завет,
которого я должен придерживаться во всём,
во всех моментах своего земного существования.

* * *

> <....> Поскольку Бог за нас, то и мы имеем возможность быть за Него. Поскольку Он одарил нас Собой, то и мы вправе принести Ему то немногое, что у нас есть. Держаться Бога всегда <это значит> — целиком и полностью воспринять всё от Бога и целиком и полностью действовать ради Него.

> <...>

> <....> Вера — это скорее свобода, дозволение, <а не долженствование>. Верующий в Слово Божье смеет во всём держаться этого Слова, невзирая на свидетельство вопреки. Никогда не веруют "в силу того, что", "на основе того, что", к вере пробуждаются вопреки всему. Подумайте о людях в Библии. Они пришли к вере не на основании каких-то доказательств. Однажды они были поставлены в такое положение, что посмели, а затем и должны были верить вопреки всему. Бог вне Своего Слова сокрыт для нас. Он открыт нам в Иисусе Христе. Если мы смотрим мимо Него, то неудивительно, что не находим Бога, впадаем в заблуждения и переживаем разочарования, видя мир, покрытый мраком. Когда мы верим, то должны верить вопреки сокрытости Бога.

> Эта сокрытость Бога необходимо напоминает нам о наших человеческих пределах. Мы верим не на основе нашего разума и нашей силы. <Об этом знает тот, кто действительно верит.> Самым серьезным препятствием для веры всегда являются высокомерие и страх в человеческом сердце. Мы не желаем жить <по> милости. Против этого что-то энергично в нас восстает. Мы не желаем быть облагодетельствованы <.....>. Мы не в состоянии сами освободить себя от высокомерия и страха перед жизнью, здесь всегда имеет место "движение вопреки", не в последнюю очередь вопреки самим себе.

* * *

> Если всё, что говорит против веры, свести вместе в какую-то противодействующую силу, то начинаешь догадываться о том, что Священное Писание называет дьяволом.

> <...> Когда человек верует, то посмеется над этим дьяволом. Однако вера не является героическим деянием человека. <....>

> В вере речь идет и о решении, принимаемом раз и навсегда. Вера — это не мнение, которое можно заменить другим мнением. Тот, кто верит на какое-то время, тот не знает, что такое вера. Вера подра­зумевает окончательно определившееся отношение. <Вера говорит> о Боге, о том, что Он <...> сделал для нас. Это не исключает колебаний в вере. Однако с точки зрения предмета вера есть нечто окончательное. Не пугайтесь, отнеситесь к этому как к приглашению. Можно заблуждаться и <..> сомневаться, однако тот, кто верит всегда, <запечатлен неизгладимой печатью>. Он может утешаться тем, что он устоял. <Тому, кто борется с неверием, не стоит> принимать свое неверие слишком всерьез. Лишь веру следует воспринимать всерьез, и когда у нас есть вера <хотя бы с горчичное зерно>, то этого достаточно для того, чтобы черт потерпел поражение.

> Нам следует <.> держаться Бога всецело. "Всецело", поскольку Бог единственный, кто остается верным. Существует и человеческая верность, верность Богу, которую в его создании мы можем вновь и вновь созерцать, можем радоваться ей и <укрепляться ею>. Однако основой такой верности всегда является верность Бога. Веровать означает обладать свободой доверять только лишь Ему (). Это не означает обеднения человеческой жизни, а означает скорее, что нам вручено всё богатство Бога.

> <… Мы призваны> держаться за Слово Божье всей своей целостностью. <Вера имеет отношение ни к одной лишь религиозной жизни, а ко всем сферам жизни, к вопросам внешним и внутренним, к телесному и духовному, к светлому и темному> в нашей жизни. Мы можем положиться на Бога и в том, что касается нас самих, и в том, что движет нами в отношении к другим, ко всему человечеству. Речь идет обо всей жизни и обо всём умирании. Свобода в отношении такого доверия, понимаемого столь всеохватно, есть вера.

 

Смотрите также:
Митр. Сурожский Антоний: Вера как отношение к Личности
• К.С.Льюис - ВЕРА. ВЕРА-2
• свящ. Александр Шмеман - ВЕРА (2)   (5)
Цель этого голосования  – выявление приоритетных интересов читателей.
Заранее благодарен всем, принявшим участие.
Голосовать онлайн (при подключении к интернету)

Оцените выпуск:

Слишком много материала в рассылке – не успеваю читать:

Комментарий:
(не обязательно)

Я не возражаю против публикации в рассылке моего комментария/отзыва (без адреса эл. почты):

Ваше имя/ник, e-mail:
(не обязательно)

Голосование почтой: ?   0   1   2   3   4   5 – нажмите на ссылку, соответствующую выбранной Вами оценке (значение оценок см. в форме выше), и отправьте письмо! (В теле письма можно оставить Ваши комментарии.)

www.messia.ru/r2/3/a02_006.htm
Архив рассылки, формы подписки -> www.messia.ru/r2/
Сайт "Христианское просвещение" -> www.messia.ru
>Форум сайта< 


Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах - в письме, в icq или на форуме.
Постараюсь ответить на вопросы.


Обратите внимание, что редактор-составитель рассылки не является, как правило, автором текстов, которые в рассылке используются. Автор текста указывается перед текстом.

Желаю всяческих успехов!  
редактор-составитель рассылки
Александр Поляков, священник*
(запасной адрес: alrpol0@gmail.com)
<= предш. выпуск по теме
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»