=рассылка *Христианское просвещение*=

Благодать Господа Иисуса Христа, любовь Бога Отца и общение Святого Духа да будет с вами!

Тема выпуска:
Иисус Христос — Единственный Сын Бога

В конце выпуска – форма для выражения Вашей его оценки и мнений.

По книге:
Карл Барт. Очерк догматики.
// СПб.: Алетейя, 1997; (Лекция 12)
.

 
серия "основы христианской веры" 
       

Предыдущие выпуски о Символе веры:
• (1) Символ веры  
• (2) Вера как доверие
• (3) Вера как познание
• (4) Веровать означает исповедовать
• (5) Верую в единственного Бога
• (6) Бог — Отец
• (7) Бог всемогущий
• (8) Бог-Творец. Грехопадение
• (9) Творение: "небо и земля". Завет
• (10) Смысл Ветхого Завета
• (11) Иисус Христос
• (12) Иисус Христос — Спаситель и Слуга Божий. Христос и Израиль

 (1760 слов)

 

> ЕДИНСТВЕННЫЙ СЫН БОГА

<...>

Мы подходим к вопросу, который на деле не является вопросом, поскольку ответ заранее известен, — речь идет о высказываниях о подлинной божественности Иисуса Христа. Попытаемся прояснить для себя, каким же образом приходят к этим высказываниям, соответственно прояснить, какой же вопрос ведет к ним.

В наших рассуждениях мы подошли вплотную к понятию откровения, или Слова Бога, то есть возвещения Бога, исходящей от Него самого Вести. Существуют много откровений и много слов и вестей, которые были адресованы и всё еще адресуются человеку и которые также притязают на то, чтобы быть словом и вестью Бога.

Возникает, таким образом, вопрос, по которому мы обязаны высказаться, вопрос о том, в какой мере то, что мы назвали откровением, обязательно признавать в качестве такового и принимать как откровение? Ведь нет сомнения в том, что в большей или меньшей мере в истории человечества в целом и в жизни каждого отдельного человека существует достаточно поводов и случаев, когда нечто предстает как в высшей степени просвещающее, важное и убедительное, когда это нечто "повергает" и захватывает нас. Человеческая жизнь и как микрокосмос и как макрокосмос полна такими событиями. В жизни людей есть "откровения" мощи, красоты, любви. Почему же именно то, что названо здесь откровением Бога, <земную жизнь> Иисуса Христа, следует считать откровением в возвышенном, уникальном смысле?

В общем виде ответ на этот вопрос () выглядит следующим образом. Следует признать, что нас обступают другие "откровения", во многом убедительные и правомерные. При этом с позиций христианской веры мы должны сказать о том, что у этих откровений отсутствует какой-то высший, безусловно обязательный авторитет. Можно пережить весь этот мир откровений, что-то здесь может просветить, что-то убедить или "повергнуть", но при этом ничто не обладает силой, присущей изначальному и последнему, — такой силой, которая не позволит порадоваться таким откровениям и опьяниться ими, а затем пойти дальше, подобно тому как поступает человек, который видит свое <отражение> в зеркале, а потом идет дальше и забывает о виденном.

Со всеми подобными откровениями дело обстоит так, что у них отсутствует какая-то последняя обязательная сила. И это не потому, что у них нет мощи, что они не наполнены смыслом или не способны захватить и увлечь, а потому, что, как следует признать, исходя из христианской веры, всё это — откровения величины, мощи, благодатности, красоты сотворенной Богом земли. Земля полнится чудом и величием. Она не была бы творением и <предназначенным> нам для существования местом, если бы она не была полна откровениями. Философы и поэты, музыканты и пророки всех времен знали об этом. В то же время эти откровения земного духа лишены авторитета, который был бы безусловным для людей. Человек может пережить этот мир откровений, не испытав безусловной и окончательной привязанности к какому-либо из них.

Речь может идти, однако, и о небесных откровениях, то есть откровениях той невидимой и непостижимой действительности творения, что окружает нас. И этот мир недостижимого и невидимого постигается нами в его устойчивом движении навстречу нам. Здесь, и именно здесь многое также способно вызвать удивление. Чем был бы человек без встречи с небом и небесным миром? Однако и такие небесные откровения не обладают последним и высшим авторитетом, и они суть тварные откровения. И они не дают последнего ответа. Всё небесное, как и всё земное, в конечном счете само носит обусловленный характер. Оно может предстать перед нами в качестве посланника великого царя, который, как величественный и могущественный человек, способен вызывать у нас восхищение, что, однако, не затрагивает нашего знания о том, что он есть не сам царь, а лишь посланник царя.

Таким образом, мы остаемся вне всех сил неба и земли и всех их откровений. Мы знаем: есть нечто высшее. И как бы ни были могущественны эти силы, пусть это даже будет атомная бомба, они не являются чем-то окончательно обязательным для нас и потому не убеждают нас исчерпывающим образом. "Когда сокрушится земля, то несломленные увидят лишь обломки". <...> Люди переживали самые ужасающие вещи, однако человека не сломать властителям, которые не являются подлинными и единственными властителями. Несокрушимо движется человек через обломки и утверждает себя вопреки земным силам.

Когда в христианской Церкви говорится об откровении, то речь идет, конечно же, не о подобных земных или небесных откровениях, а о могуществе, стоящем над всеми силами, речь не об откровении какого-нибудь божественного "верха" или "низа", а об откровении самого Бога. Поэтому та действительность, о которой мы сейчас говорим, откровение Бога в Иисусе Христе, является обязательной и исключительной, помогающей и достаточной, ведь здесь мы имеем дело не с какой-то отличной от Бога действительностью, не с теми или другими земными или даже небесными реальностями, здесь перед нами сам Бог, Бог в вышних, Творец неба и земли, о котором гласит первое положение Символа <веры>.

Когда Новый Завет бесчисленное число раз говорит об Иисусе из Назарета, которого Община познала и признала как Иисуса Христа, говорит как о Кириосе <(Господе)>, то это слово употребляется так же, как слово "Яхве" в Ветхом Завете. Этот Иисус из Назарета, который идет через деревни и города Галилеи и направляется к Иерусалиму, которого там будут поносить, осудят и распнут на кресте, этот человек есть Яхве Ветхого Завета, есть Творец, есть сам Бог. Человек, пребывающий, подобно нам, в пространстве и во времени, Он обладает всеми свойствами Бога, но тем не менее не перестает быть человеком и потому продолжает быть целиком и полностью сотворенным созданием. Сам Творец, не утрачивая Своей божественности, не становится полубогом, ангелом, но продолжает быть человеком в весьма земном и весьма реальном смысле. Таков смысл высказывания христианского Символа об Иисусе Христе — он есть единственный или <единородный> Сын Бога. Он есть Сын Бога, то есть Бог во всех тех смыслах божественной действительности, в каких Бог сам Себя <мыслит>.

Этот <явленный> сам через себя Бог, Сын Бога, есть этот человек, Иисус из Назарета. Поскольку Бог есть не только Отец, но и Сын, поскольку во внутренней жизни Бога это происходит неизменно и постоянно (Он есть Бог, но в деянии своего божественного бытия Он есть Отец и Сын), то Он в состоянии быть и Творцом, но также и сотворенным. Это небывалое "но также и" имеет внутреннее соответствие в "Отец и Сын". А так как это деяние, это откровение Бога есть дело вечного Сына, то оно закономерно противостоит всему сотворенному миру, беспримерно выделяется в нём. Поскольку здесь речь идет о самом Боге, поскольку данное сотворенное создание есть Его Сын, то происходящее с Иисусом Христом безусловным и исключительным, поучительным и достаточным образом отличается от всего остального, что так же по воле и велению Бога происходит вокруг нас. Откровение Бога и деяние Бога в Иисусе Христе — это не какое-то событие, происходящее вследствие воли Бога, это сам Бог, ставший Словом в сотворенном мире.

Мы уже настолько далеко продвинулись, что я могу произнести перед вами слова Символа ранней Церкви, сформулированные на фоне споров по вопросу о божественности Христа: "Единородный, рожденный Отцом до всяких времен, свет от света, истинный Бог от истинного Бога, <рожденный>, а не сотворенный, единосущный с Отцом, через которого всё было сотворено, Который ради нас, людей, и ради нашего спасения сошел с небес" (<Никео-Цареградский Символ, 381 года>). По поводу этой формулировки было высказано много жалоб и претензий. <.....> Мне кажется, что, даже если человек не является христианином, всё равно у него должно быть достаточно почтения, чтобы признать, что здесь проблема очерчена величественным образом.

О никео-константинопольской формуле говорят, что ее в таком виде не найти в Библии. Однако еще многое истинное и необходимое, что следует познать, не представлено словесно в Библии. Библия не картотека, Библия — это великий документ откровения Бога. Откровение должно так обращаться к нам, чтобы мы сами его постигали. Церковь во все времена должна была отвечать на то, о чём говорится в Библии. Она должна была отвечать на иных языках, чем древнегреческий или древнееврейский, а также другими словами, чем те, что есть в Библии.

Подобным ответом является и данная формула, которая подтверждала свою силу, когда обращались к ее предмету. Действительно необходимо было спорить о всех нюансах: <Иисус Христос> — или сам Бог, или небесное существо, или земное существо. Это не был незначительный вопрос, в спорах речь шла о единстве Евангелия. В Иисусе Христе мы имеем дело либо с Богом, либо с каким-то творением. Богоподобные существа постоянно встречались в истории религии. И если древняя теология вела здесь смертельную борьбу, то она знала, почему делает это. Конечно, иногда в ходе этой борьбы поступали чисто по-человечески. Не это, однако, интересно, ведь и христиане не ангелы. Там, где на карту поставлено важное дело, там <...> следует со всей твердостью довести борьбу до конца. Я бы сказал так: "Слава Богу, что отцы тогда при всей их ограниченности и слабости и со всей своей греческой ученостью не уклонились от борьбы". Все формулы говорят лишь одно: <рожденный> Отцом до всех времен, свет от света, истинный Бог от истинного Бога и таким образом не творение, а сам Бог, единосущный с Отцом, а не <подобосущный>, Бог в <человеческой плоти>. "Через которого всё было сотворено и который ради нас сошел с неба" вниз к нам <...>. Так ранняя Церковь видела Иисуса Христа, такой представлялась ей Его действительность, таким она Его признала в своем христианском вероисповедании, и требование к нам заключается в том, чтобы и мы пытались видеть всё таким образом. Почему бы тому, кто постигает это, не присоединиться к великому согласию Церкви? <....>

А если в процессе формирования и возникали проблемы, то следует признать, что всё, что мы, люди, делаем, является проблематичным, постыдным и неутешительным и тем не менее всегда может сложиться так, что вещи получатся как раз такими, как это необходимо и правильно. <Божие провидение и человеческое смешение>!

В символе совершенно просто и совершенно практично речь идет о том, что мы вправе быть уверенными в своем деле. В этом исповедании Сыну Божьему христианская вера отличается от всего, что называют религией. Мы имеем дело с Богом, а не с какими-либо богами. В христианской вере "причащаемся мы божественной природе". Ни о чём большем и ни о чём меньшем не идет речь на деле: сама божественная природа приблизилась к нам и в вере мы причастились ей такой, какой она предстает нам в Единственном. И потому Иисус Христос есть посредник между Богом и человеком. Все следует понимать на этом фоне. Меньшего Бог не пожелал сделать для нас. Мы имеем возможность постичь всю глубину человеческого греха и нужды, глядя на то, что такое неслыханное событие должно произойти и произошло. Церковь и весь христианский мир в обладании своей вестью смотрит на то неизмеримое и непостижимое событие, что Бог сам отдал себя для нас. И потому каждой подлинно христианской речи присуща какая-то абсолютность, как это не может быть присуще никакой нехристианской речи. Церковь не "считает", у нее нет "воззрений", убеждений, она не одушевлена: она верует и она исповедует, то есть она говорит и действует на основе вести, которая заключена Богом в Христе. И поэтому всякое христианское научение, утешение и увещевание есть принципиальное и завершающее утешение и увещевание в силе того, что образует его содержание: великого деяния Бога, которое заключается в том, что Он желает быть для нас в своем единородном Сыне Иисусе Христе.

Здесь вы можете оценить прочитанный выпуск рассылки.
Заранее благодарен всем, принявшим участие.
Голосовать онлайн (при подключении к интернету)

Оцените выпуск:

Я уже раньше читал этот текст:

Слишком много материала в рассылке – не успеваю читать:

Комментарий:
(не обязательно)

Я не возражаю против публикации в рассылке моего комментария/отзыва (без адреса эл. почты):

Ваше имя/ник, e-mail:
(не обязательно)

Голосование почтой: ?   0   1   2   3   4   5 – нажмите на ссылку, соответствующую выбранной Вами оценке (значение оценок см. в форме выше), и отправьте письмо! (В теле письма можно оставить Ваши комментарии.)

www.messia.ru/r2/3/a15_130.htm
Архив рассылки, формы подписки —> www.messia.ru/r2/
Сайт "Христианское просвещение" —> www.messia.ru
>Форум сайта< 


Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах - в письме, в icq или на форуме.
Постараюсь ответить на вопросы.


Обратите внимание, что редактор-составитель рассылки не является, как правило, автором текстов, которые в рассылке используются. Автор текста указывается перед текстом.

Желаю всяческих успехов!  
редактор-составитель рассылки
Александр Поляков, священник*
(запасной адрес: alrpol0@gmail.com)
<= предш. выпуск серии
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»