=рассылка *Мысли о вере и Церкви*=

 

 

Милость и мир да будут с вами полной мерой – через познание Бога
         и Иисуса, Господа нашего!
(2Пет.1:2)

 

.

 

 

 

 

> Молитва — одновременно искание Бога и встреча с Ним, которая перерастает в общение. То есть молитва является и деятельностью, и состоянием, а также определенным взаимоотношением с Богом и определенным отношением к тварному миру. Она рождается из осознания того, что мир, в котором мы живем, — не просто двухмерный, жестко ограниченный временем и пространством, «плоский» мир, где мы встречаем то, что нас окружает, лишь как поверхность, однообразную толщу, под которой — пустота. Молитва рождается, когда мы открываем, что мир имеет глубину, что мы не просто окружены видимым, но погружены в невидимое и пронизаны им. И это невидимое — одновременно присутствие Божие, высшая и предельная реальность и глубинная сущность человека. Видимое и невидимое не противостоят друг другу, но и не просто накладываются: они присутствуют одновременно, взаимопроникаясь, как огонь и раскаленное железо. Они взаимодополняются в той тайне, которую английский писатель Чарльз Уильямс называет «соприсущностью»: присутствие вечности во времени, будущего в настоящем мгновении, но также непреходящее присутствие мгновения в вечности, в эсхатологическом совпадении прошедшего, настоящего и будущего, которые содержатся одно в другом, подобно тому как дерево содержится в семени. Жить лишь видимым — это жить поверхностно, не замечая или отстраняя не только Бога, но и глубины тварного мира. Такая поверхностная жизнь обрекает нас и в видимом мире замечать лишь то внешнее, на чём останавливается наш взор. Если пытаться проникнуть дальше, то мы обнаруживаем отсутствие содержания, в сердцевине вещей мы достигаем точки равновесия, конечной, никуда не ведущей точки. За пределом этой сердцевины нет ничего, внутри геометрического объема нет глубины. Это последний предел. Мир внешних форм может расширяться, но не способен углубляться. Однако сердце человека глубоко (Пс 63:7). Когда мы достигаем той точки, откуда ключом бьет жизнь, мы обнаруживаем, что источник ее — еще глубже. В сердце человека есть глубина, которая открывается на невидимое — не на невидимое глубинной психологии, а на бесконечность, на творческое слово Божие, на Самого Бога. Войти в себя не означает погрузиться, подобно интроверту, в собственные глубины, а выйти за пределы своей ограниченности. Святой Иоанн Златоуст говорит: «Найди двери собственного сердца, и ты увидишь, что это дверь в Царство Небесное». Это обнаружение своего глубинного «я» происходит одновременно с признанием того, что и другой человек, каждый, кто рядом с нами, также имеет свою неизмеримую глубину безмерности и вечности. Я сознательно употребляю слово «безмерность»: оно указывает, что глубину эту нельзя измерить — не потому, что на это не хватит наших мерок, а потому, что ее сущности чуждо самое понятие измеримости. Эта глубина соразмерна призванию человека стать причастником Божественной природы (2Пет 1:4); обнаруживая собственную глубину, человек тем самым открывает Бога, Того, Кого можно было бы назвать «незримым Ближним»: Он — Дух, Христос, Отец. А в окружающем нас мире предметов и живых тварей мы обнаруживаем то, что наряду с человеческими глубинами принадлежит безмерности и вечности. На этой грани и устанавливается молитвенное отношение: признание, что мир имеет три измерения — он расширяется в пространстве, течет во времени и обладает устойчивой, но вместе с тем бесконечно изменчивой глубиной.

> Следовательно, молитва — отношение, которое устанавливается между человеком, между видимым и лежащим в его основе невидимым — целым глубинным миром, включающим всё существующее. Вот почему я сказал, что молитва — искание, исследование этой области невидимого и мира наших собственных глубин, который вéдом одному только Богу, который только Он и может нам открыть. И через молитву, сначала на ощупь, в проблесках нового ви́дения, мы ищем и открываем Бога и человека в их взаимосвязи. Поздне́е, когда в ярком сиянии света нам открывается то, что мы способны познать о невидимом и о преображенном видимом, которое стало светоносным, просияло собственной безмерностью и вечностью в Боге, молитва становится состоянием, хотя не перестает быть тем, о чём я говорил вначале. В мире поиска, частичной слепоты и частичного прозрения наши первые шаги в молитве состоят из восторженного изумления, благоговейного трепета и чувства трагичности. Изумления, когда мы открываем себя самих, познаем Бога, изумления при виде того, как мир разворачивается перед нашим взором до пределов Божественной бесконечности. Благоговейный трепет, внезапное озарение, охватывающее нас радостью и ужасом, когда мы оказываемся в присутствии святости и красоты Божией. Но также и чувство трагичности — нашей личной и всеобщей: трагично быть слепым, трагична наша неспособность непреткновенно жить в полноту своего призвания, всё время ощущать себя пленником своей ограниченности, ослепления. Трагично видеть мир сбившимся с пути, безбожным, колеблющимся между жизнью и смертью и неспособным выбрать раз и навсегда жизнь, раз и навсегда уйти от смерти. Восторженное изумление и чувство трагичности — вот два источника молитвы. Оба они рождаются из нашей встречи с глубинами мира, которые стали прозрачными, до конца проницаемыми. Без этой встречи мир предметов, мир стихийно бушующих сил, непонятный и часто уродливый мир, в котором мы живем, может породить в нас страх, недоумение, ужас.

> Итак, в сердцевине того основного взаимоотношения, которое мы называем молитвой, — тема встречи. Эта тема — основоположная категория откровения, ведь само откровение есть та встреча с Богом, которая дает новое ви́дение мира. Всё — встреча, как в Священном Писании, так и в жизни. Эта встреча одновременно личная и универсальная, единственная и показательная. Она всегда двойственна: встреча с Богом и — в Нём — со всем творением, встреча с человеком, с глубинами человека, укорененного в творческой воле Божией, устремленного к последнему завершению, когда Бог будет всё во всём (1Кор 15:28). Это встреча личная, потому что каждый должен пережить ее сам: ее невозможно познать извне или понаслышке. Она принадлежит нам лично, но вместе с тем имеет и всеобщее значение, потому что в ней мы перерастаем свое поверхностное и ограниченное «я». Эта встреча единственная, потому что при глубоком подходе мы незаменимы и единственны как для Бога, так и для других, каждая тварь знает Бога по-своему, каждый из нас знает Бога так, как никто другой Его никогда не позна́ет, кроме как через нас. И одновременно, поскольку каждый из нас принадлежит всецелому человечеству, каждая встреча показательна: она есть откровение для всех того, что каждый знает лично.

> К этой встрече мы должны отнестись внимательно, потому что, если не знать ее внутренних законов, мы ее упустим. Она всегда требует взаимности. Она всегда есть откровение не только другого, но и нас самих, она происходит в рамках взаимосвязи. Можно бы сказать, что лучший образ всякой встречи — витраж. Свет, льющийся через него, являет линии, краски, сияние, красоту, смысл витража, но одновременно его линиями, красками, красотой, смыслом нам явлен невидимый потусторонний свет. То есть открытие того и другого происходит, становится возможным во взаимоотношении света и витража. Бог открывается в Своем невозмущаемом, бесстрастном, державном величии, но и в Муже скорбей (Ис 53:3), в воплощенном Слове, и это является также откровением величия человека. Если мы обнаруживаем глуби́ны человека, то мы, значит, превзошли эмпирического человека и признали в нём назначение, призвание не индивидуальное, но личное — такое призвание, которое делает его не просто экземпляром человеческого рода, а членом таинственного тела, всецелым Человеком, который призван быть местом присутствия Божия.

> Тем не менее, когда человек пускается в этот поиск, он одинок и должен сначала признать существование другого. Это признание должно произойти во взаимной связи, а не по отношению к себе самому, и это различие важно. Всё, что мы познаём, мы познаём во взаимоотношении, пока между нами нет связи, ничто и никто не существует для нас. Но в том, чтобы познавать вещи и людей только по отношению к себе, есть большая опасность. Такое познание смещает центр вселенной, сводит всё к нам самим и тем самым искажает объекты познания, представляет их мелкими, мелочными, столь же незначительными, каковы мы сами, каковы наши желания, стремления. И значит, когда мы беремся за дело и готовы признать существование другого, мы должны быть готовы войти во взаимоотношение, которое неизбежно будет раздирающе мучительно, оно потребует от нас перерасти себя, отказаться от себя, умереть себе в результате того, что мы открыли другого со всеми его требованиями, его правом на существование, на независимость, на свободу вне нас. Мы должны признать неумолимую «инаковость» другого. Что бы мы ни делали, как бы глубоко мы его ни знали, как бы тесна ни была связывающая нас приобщенность (и это еще более верно во взаимоотношениях человека с Богом, чем с другим человеком), в сердцевине взаимоотношения всегда останется тайна, мы никогда в нее не проникнем. В Священном Писании, в книге Откровения, есть замечательное место, где святой Иоанн Богослов нам говорит, что те, кто войдут в Царство Божие, получат от Творца белый камень, на этом камне написано имя, которое знает только Бог и тот, кто получит этот камень (Откр 2:17). Это имя — не прозвище, под которым мы себя знаем, которое отличает нас в этом тварном мире времени и пространства. Наше подлинное имя, вечное имя в совершенстве совпадает с нашей личностью, с нашим существом, оно нас в совершенстве определяет и выражает. Его знает только Бог, и Он нам его открывает. Никто другой не может его знать, потому что оно выражает неповторимые отношения, связывающие нас с Творцом. Как часто человеческие отношения бывают разрушены желанием одного открыться за пределами возможного или стремлением другого проникнуть в ту священную область, которая принадлежит только Богу. Желание тщетное, попытка столь же обманчивая, как попытка ребенка найти начало источника, точку, где рождается вода, которой не было за миг до того.

митрополит Сурожский Антоний.
Из беседы "Мужество молиться". 
Текст по сб. "Труды".
Ср.: более старая редакция (какой-то черновой вариант этого текста, содержащий слова в наклонных скобках!)  ]

 

 

 

 

 

 

 

# Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах –  в письме или на страничках в соцсетях. Постараюсь ответить на вопросы... #

 

 

 ---------------------------------------------------------------
|       Буду благодарен за материальную поддержку проекта.      |
|          Как это можно сделать, описано на странице           |
|                  www.messia.ru/pomoch.htm.                    |
 ---------------------------------------------------------------

 

 

 

--

 Да благословит вас Распятый за нас и Воскресший!

 

редактор-составитель рассылки  

Александр Поляков, священник      mailto:mjtap@ya.ru
                  (запасной адрес: alrpol0@gmail.com)

 

 

---------------------------------------------

*Для чистых всё чисто,
 а для грязных и неверующих нет ничего чистого,
 потому что у них грязны и ум, и совесть.
 Они утверждают, что знают Бога,
  но своими делами отрицают Его.
 Это мерзавцы и бунтари,
  они не годятся ни на какое доброе дело.
 Ты же говори то, что согласно со здравым учением.
 Пожилых учи быть
  трезвомыслящими, серьезными, благоразумными,
 здраво верить, любить, быть стойкими и терпеливыми.
 Так же наставляй и пожилых женщин,
 чтобы они жили жизнью святой и благоговейной,
 без сплетен, без пристрастия к вину.
 Пусть учат молодых добру,
  пусть внушают им любить мужей, любить детей,
 быть разумными, целомудренными, домовитыми, добрыми,
 слушаться своих мужей,
 чтобы не хулилась Божья Весть.
 От людей молодых так же требуй умения держать себя в руках.
 Сам будь для них образцом во всех своих делах и поступках.
 Пусть твое поучение будет искренним и серьезным,
 речи — здравыми и безупречными,
 чтобы твои противники не могли сказать о нас ничего худого
 и чтобы им было стыдно.
 Рабы пусть во всём повинуются своим господам,
  пусть будут услужливы, не прекословят и не воруют,
 пусть проявят себя честными и надежными,
 чтобы этим
  еще больше украсить учение о нашем Спасителе Боге.*
                                    (Тит.1:15–2:10/*/)

* * *

*<Я> не перестаю благодарить за вас,
  вспоминая вас в своих молитвах.
 Пусть Бог Господа нашего Иисуса Христа,
  Отец в сиянии Славы,
 дарует вам Дух мудрости и откровения,
  чтобы вы смогли познать Его.
 Пусть просветит Он очи вашего сердца, чтобы вы увидели,
 какова та надежда, к которой Он вас призвал,
 каково богатство и великолепие наследия,
 которое вы разделите с Его народом,
 и сколь неизмеримо велика Его сила,
 что действует в нас, верующих в Него.
 Это те же сила и могущество, которыми
  Бог поднял из мертвых Христа
   и усадил Его по правую руку на небе —
    выше Начал и Властей,
     Сил и Господств;
      а имя Его сделал превыше имен всех
       не только в нынешнем веке,
        но и в будущем.
         И Он всё покорил Ему под ноги
          и поставил Его, Владыку всего,
           главой Церкви.
            Она же есть Его тело,
             в ней вся полнота Того,
              кто наполняет Собой всё творение.*
                                (Еф.1:16–23/**/)

* * *

*...Иисус спросил их:
 – О чём вы спорили по дороге?
 Они молчали,
  потому что по дороге спорили о том, кто из них главнее.
 Иисус сел, подозвал к себе двенадцать учеников и сказал им:
 – Тот, кто хочет быть первым,
  пусть станет последним и служит всем.
 Он взял ребенка и поставил его перед ними.
 Обняв его, Он сказал ученикам:
 – Кто одного из таких детей примет ради Меня,
  тот примет Меня.
  А кто примет Меня,
  тот не только Меня примет,
  но и Того, кто Меня послал.
 – Учитель, – сказал Ему Иоанн, –
  мы видели одного человека,
   который Твоим именем изгонял бесов,
  и мы ему запретили, раз он с нами не ходит.
 Иисус ответил:
 – Не мешайте ему!
  Кто совершит чудо, призвав Мое имя,
  не сможет сразу же начать Меня чернить.
  Кто не против нас, тот за нас!
  Кто вас кружкой воды напоит,
  потому что вы – ученики Помазанника,
  верьте Мне: не останется он без награды!*
                           (Мк.9:33-41/***/)

* * *

*Однажды в субботу Иисус пришел на обед
 в дом к одному члену Совета из фарисеев.
 За Ним наблюдали.
 Напротив Него сидел человек, страдавший водянкой.
 Иисус обратился к учителям Закона и фарисеям с вопросом:
 — Разрешено лечить в субботу или нет?
 Они промолчали.
  Иисус, взяв больного, исцелил и отпустил, а им сказал:
 — Если у кого-нибудь из вас упадет в колодец сын или бык,
  разве вы тотчас не вытащите его,
   даже если это будет суббота?
 И они ничего на это не смогли ответить.
 Иисус наблюдал за тем,
  как гости выбирали себе лучшие места,
 и рассказал им притчу:
 — Если тебя позвали на пир, не занимай лучшее место,
  потому что может оказаться,
   что приглашен кто-то более важный, чем ты.
  И хозяин, пригласивший тебя и его, войдет и скажет тебе:
  "Уступи это место ему".
  Тогда тебе придется со стыдом
   перейти на самое последнее место.
  Наоборот, когда тебя приглашают,
   ты иди и садись на нижнее место,
  и, когда пригласивший тебя человек выйдет к гостям,
   он скажет тебе:
  "Друг, садись сюда, повыше!"
  И будет тогда тебе почет среди остальных гостей.
   Потому что всякий, кто возвышает себя,
   будет унижен,
   а кто принижает себя,
   возвысится.*  (Лк.14:1-11/****/)

*********************************************

/*/ апост. чтение пятницы.
/**/ апост. чтение субботы.
/***/
евангельское чтение пятницы.
/*/ евангельское чтение субботы.

В цитатах из Нового Завета в 'подвале' выпусков обычно используется перевод В.Н.Кузнецовой messia.ru/biblia/nz/kuzn/index.htm.

 

Выпуск в архиве –> messia.ru/rasylka/019/3884.htm

 

[при просмотре выпуска на сайте доступна функция "поделиться"]

       Архив рассылки + подписка  –>   messia.ru/rasylka/#0

 

Следить за новыми выпусками рассылки и другими материалами сайта можно
в нашем канале в Телеграме (messiaru)

 

странички сайта ХП: »вКонтакте« / facebook

 

 

********************* Сайт "Христианское просвещение" -> messia.ru

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»