=В.Н.Кузнецова. Комментарий к Евангелию от Матфея. =

[ДВА ЧЕЛОВЕКА, ОТВЕРГНУТЫЕ ИИСУСОМ]

Мф.8:21-22#

21 Другой же человек, из Его учеников, сказал Ему:
    — Господь, позволь, я сначала вернусь домой и похороню отца.
22 — Следуй за Мной! — говорит ему Иисус. — Пускай мертвецы хоронят своих мертвецов.

Ст. 21 — Еще один человек обращается к Иисусу с просьбой, на этот раз это один из Его учеников. Матфей не сообщает, сколько их было к тому времени. Этот человек хотел бы следовать за Иисусом, но просится на время Его покинуть, потому что должен вернуться домой и похоронить отца.

Ст. 22 — Иисус отвечает категорическим отказом. Пускай мертвецы хоронят своих мертвецов — под «мертвецами» обычно понимают людей, духовно мертвых, ведущих биологическое существование и равнодушных к истинной жизни. Вероятно, это единственно правильное понимание, тем более что идея духовной смерти не была незнакомой для слушателей Иисуса.

Если эти Его слова и сейчас приводят читателей Евангелия в состояние шока, давайте представим себе реакцию Его слушателей, для которых достойное погребение родителей всегда было священным долгом, важнейшей религиозной обязанностью человека. Этого требовала заповедь Декалога о почитании отца и матери. Если мертвого оставляли не похороненным, это считалось страшным богохульством. Ведь согласно преданиям, Бог сам похоронил Моисея. В Палестине, вероятно, по причине жаркого климата, умершего хоронили в день смерти, а за ним следовала неделя траура. Эта обязанность считалась выше многих прочих религиозных установлений. Так, в день погребения скорбящий сын мог не читать молитвы и не исполнять другие религиозные обряды. Собственно говоря, в древности для того и рожали детей, чтобы те обеспечили родителям надлежащее погребение, потому что от этого, согласно представлениям, бытовавшим у многих народов, зависело, обретет ли умерший покой или он будет обречен скитаться в виде призрака.

Иисус, сказав такие жесткие, а может быть, даже жестокие слова, вряд ли выступал против заповеди Закона Моисея. Невозможно также представить, чтобы Он разделял убеждения некоторых древних философов, которые и сейчас оскорбляют наш слух: «Трупы значат меньше, чем экскременты». Для евреев вообще было характерно глубокое уважение к телесной оболочке человека, потому что они верили в телесное воскресение.

И всё же слов`а Иисуса ошеломляют. Вот почему существует множество попыток хоть отчасти смягчить их. Например, ряд ученых, занимающихся обратным переводом Евангелий с греческого языка на арамейский, высказали предположение, что перед нами неправильный перевод и что слова Иисуса значат нечто иное. Проблема заключается в том, что нет единого решения. Ведь разные ученые предлагают свои собственные трактовки, отличающиеся друг от друга, а это наводит на сомнения.

Может быть, ближе всего к истине предположение, что отец этого ученика состарился, но еще не умер и что ученик хотел бы исполнить свой сыновний долг, оставаясь рядом с ним и лелея его старость. В таком случае его отсутствие могло бы растянуться на много лет. Чувства сына заслуживают всяческого уважения, но Иисус не может ждать и не может полагаться на человека, который на первое место поставил не Бога, но кого-то иного, пусть даже родителей. Конечно, многое стало бы нам понятнее, если бы евангелисты Матфей и Лука сообщили нам хоть какие-нибудь подробности этой истории. Но они этого не делают, потому что пишут не историю, а возвещают Весть, не удовлетворяют нашу любознательность, но дают нам образцы для подражания.

Какой же урок преподает нам этот рассказ? Иисус не всех брал к себе в ученики, а только некоторых, следовательно, эти предельно жесткие требования распространяются не на всех, а только на тех, кто избран. Иисус не отменяет ни семьи, ни сыновних обязанностей, ни заповеди о почитании родителей (ср. 15.4, где эта заповедь названа исходящей от Бога). Но есть горстка людей, которые должны, если согласны на это, во всем подражать Ему, а Он ведет битву с силами зла. Призванные Им — это воины, стоящие рядом с Ним в строю. Воин не может оставить смертельную схватку только потому, что у него что-то случилось в семье. Долг воина — выше всего остального, правила военного времени отличаются от правил времени мирного. Если Елисею было позволено попрощаться с родителями перед тем, как занять место Ильи (3 Цар 19.20), то сейчас иные обстоятельства, они не терпят даже короткого отлагательства, и, кроме того, перед нами не Илья, а сам Сын Божий. Те, кто с Иисусом, должны подражать Ему во всём. Он же требует от Своих ближайших сподвижников того, что Он сам уже сделал. Он не вступил в брак (не из аскетических соображений, но потому, что целиком посвятил себя Своей деятельности), а ведь брак рассматривался как исполнение Божьей воли (Быт 2.24). Он оставил Свою мать, хотя долг сына заключался в том, чтобы заботиться о ней. Он жил, не имея ни собственного дома, ни постоянного пристанища, ночуя где придется. Иисус требует от Своих учеников того, что Он сам уже осуществил в Своей жизни. Да, это трудно, но Господь не обещал легкого, проторенного пути, Он обещал трудный путь и узкие ворота, и сам Он шел таким путем. Запрет ученику отлучиться на время похорон сто`ит в одном ряду с другими, не менее трудными и шокирующими словами, такими, например, как то, что Его достоин только тот, кто любит Его больше отца или матери; что Он пришел принести не мир, но меч; что первым и самым важным будет тот, кто станет последним и будет всем слугой. Вот почему так важно теперь в понятии «Богочеловек» ставить на первое место Его человеческую природу. Тогда мы сможем воспринимать Его слова всерьез, не пытаясь придумывать обходные пути, не ища себе оправданий: мы, дескать, всего лишь люди, слабые, грешные, а Он Бог, Он всё может, а мы нет... Только тот, кто не откажется следовать за Ним, ничего не устрашась, вдруг поймет, что эти, казалось бы, невозможные для исполнения слова Иисуса каким-то странным образом не вступают в противоречие с другими Его словами — о том, что заповеди Его просты и ноша Его легка (11.30).

Иисус требует полной самоотдачи, безраздельного посвящения себя Богу, вплоть до мучительного и невыносимого разрыва уз, соединяющих людей с теми, кто им дороже всего. Здесь уместно вспомнить и о том, что первосвященникам и левитам было запрещено прикасаться к телам умерших, включая даже своих родителей. Соратники Иисуса — это народ первосвященников и левитов.

[ В. Н. Кузнецова  
Евангелие от Матфея. Комментарий  
М.: Общедоступный правосл. ун-т, основанный прот. Александром Менем, 2002;  
стр. 182-5
]
 

 
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»