на первую страницу сайта

Тереза Мартен

(1873 - 1897)

Родилась 2 января 1873 года; умерла 30 сентября 1897 года. Причислена к лику святых Римско-католической церковью в 1925 году, в 1997 году провозглашена Учителем Церкви. Память 1 октября.

* * *

Тереза родилась 2 января 1873 года в маленьком городке Алансоне на севере Франции. Ее отец — Луи Мартен содержал часовой магазин, мать — Зели Герен занималась производством алансонского кружева. До встречи друг с другом родители Терезы всерьез думали о монашестве, но призвание оказалось иным: у Терезы была большая семья — четыре старшие сестры (еще два брата и две сестры умерли в младенчестве). Все сестры впоследствии станут монахинями.

Мартены — деятельные христиане. Они помогают беднякам, навещают одиноких и умирающих. Воспитанная в благочестивой, но не ханжеской обстановке, Тереза очень рано стремится “угождать Господу”. Став взрослой, она скажет, что “никогда сознательно не говорила “нет” благому Богу с трехлетнего возраста”.

“Я хочу быть монахиней”, — повторяет Тереза вслед за своей сестрой Полиной. Однако она совсем не “безупречный ребенок”, за которого через много лет будут выдавать ее сестры. Своевольная и послушная, веселая и плаксивая, нежная и категоричная, — ее характер слишком противоречив, чтобы быть ангельским. Ее сердце и ум развивались слишком быстро, тогда как восприятие оставалось детским, что обостряло природную чувствительность, развившуюся затем в “ужасную болезнь духовной скрупулезности”.

В четыре года Тереза теряет мать, и, несмотря на то что в семье сохранялась атмосфера нежности, веры и мира, в ее жизни наступает “самое скорбное время”. Этот период продлится девять лет. Характер Терезы резко меняется. Из живой и непосредственной она становится застенчивой, робкой и до крайности чувствительной. Любой, самый невинный, поступок она превращает в муку и наказание. Ей достаточно одного взгляда, чтобы расплакаться, и она довольна, когда никто не обращает на нее внимания. Общество чужих людей становится для Терезы невыносимым, а веселость возвращается к ней лишь в тесном семейном кругу. Она выбирает себе “вторую маму” — сестру Полину, которая занимается ее воспитанием и образованием. Семья переезжает в Лизье — небольшой город почти на самом Ла-Манше.

Когда Терезе исполнилось десять, Полина приняла решение уйти в монастырь кармелиток. Для Терезы это новый удар, однако постепенно она обретает уверенность, что Кармель — это и ее призвание. “Я почувствовала, что Кармель — это пустыня, куда по воле благого Бога я тоже должна укрыться. Я ощутила это с такой силой, что в моем сердце не осталось никакого сомнения”.

Вскоре после ухода сестры в монастырь Тереза переживает “странную болезнь”, во время которой ощущает приступы необъяснимого ужаса и галлюцинации. Доктора не могут поставить диагноз. Семья заказывает девятидневные мессы, молебны в Кармеле; в комнату Терезы приносят статую Пресвятой Богородицы. Однажды, во время приступа “бедная маленькая Тереза обратилась к своей Небесной Матери. Она просила Ее от всего сердца сжалиться, наконец, над ней... Внезапно Пресвятая Богородица показалась мне такой прекрасной, что ничего подобного я никогда не видела. Ее лицо дышало неизъяснимой нежностью и добротой, а пленительная улыбка пронзила мою душу... Сразу все горести куда-то исчезли...”. Двенадцать лет спустя она объяснит эту болезнь действием дьявола, разгневанного поступлением Полины в Кармель: “Он хотел выместить на мне тот ущерб, который наша семья должна была нанести ему в будущем”.

Свое первое причастие 8 мая 1884 года Тереза назвала “поцелуем любви”. Эта встреча с Господом навсегда определила их отношения. Ад, смерть, Страшный Суд — все эти “ужасные” вещи, которые Тереза узнала из катехизиса и рассказов священника во время конфирмации, после причастия больше не пугают ее. Господь открылся Терезе как Бог Любви, ожидающий в ответ не добродетелей и подвигов, а бесконечного доверия к его милосердию.

Во время второго причастия на праздник Вознесения в сердце Терезы рождается “огромная жажда страданий” и уверенность в том, что ей уготовано великое множество крестов: “До сих пор я страдала, но не любила страдание; с этого дня я почувствовала настоящую любовь к нему”. Через два года, в Рождественскую ночь, Господь исцеляет ее от мучительной слабости и детской чувствительности.

Этот день — 25 декабря 1886 года — она считает переломным моментом, открывающим третий, “самый прекрасный” период ее жизни. После девяти мучительных лет Тереза “вновь обрела душевную силу, которую потеряла со смертью матери” и которую ей, как она сама говорила, “теперь уже предстояло сохранить навсегда”.

В 1887 году Тереза принимает окончательное решение поступить в Кармель. Получив благословение своего отца, она обращается к супериору Кармеля священнику Делатройетту но здесь ее ждет отказ: Терезе всего пятнадцать и супериор категорически против поступления в монастырь столь юной послушницы. Вместе с отцом Тереза едет в Рим, чтобы получить благословение Папы Льва XIII.

9 апреля 1888 года Тереза становится послушницей Кармеля в Лизьё. На собеседовании перед принесением обетов она скажет: “Я пришла сюда, чтобы спасать души и, прежде всего, молиться за священников”.

Господь оказал Терезе “милость не иметь ни одной иллюзии при поступлении в Кармель.... Я нашла жизнь в монастыре точно такой, какой я ее себе представляла: ни одна жертва не удивляла меня...”. Терпеливо выносить шум, производимый одной из сестер во время молитвы; не жаловаться, когда невнимательная соседка брызгает ей в лицо грязной водой во время стирки; безропотно питаться остатками пищи, которые ей подают, потому что больше никто не хочет их есть; преданно и радостно повиноваться даже тогда, когда инстинктивно хочется возразить; ласково обращаться с крайне неприятной сестрой, так, что той кажется, будто она особенно любима, — то есть не упускать ни одной маленькой жертвы, взгляда, слова, пользуясь каждой мелочью, — все это становится бесконечно важным, потому что делается во имя Любви.

Но самым большим испытанием для Терезы в это время была болезнь отца. Господин Мартен перенес удар, следствием которого стал паралич и частичное расстройство рассудка. Болезнь была безнадежна и унизительна. “Ее король” теперь походил на бедного безумца. О нем говорил весь город и монастырь, а сестер Мартен называли “дочерьми сумасшедшего”. Тереза страдает, но и в молитве не находит утешения. Обычное ее состояние в эти дни — духовная сухость.

В январе 1889 года Тереза вступает в новициат, а через восемь месяцев принимает постриг. Накануне ее охватывает паника: ей кажется, что она всех обманывает и монашество — совсем не ее призвание. Молодая послушница обращается к настоятельнице, и та, посмеявшись над ее страхами, успокаивает ее.

В Кармеле Тереза живет двумя тайнами: детством Иисуса (требующим послушания и простого, доверчивого предания себя Богу) и Его страстями (требующими сопричастности и жертвы). Поэтому она попросила позволения называться сестрой Терезой Младенца Иисуса и Святого Лика.

29 июля 1894 года умирает отец Терезы, и вскоре в Кармель поступает третья сестра Терезы — Селина. Все имущество отцовского дома, где больше никого не осталось, было продано, исчезли самые дорогие воспоминания. Тереза старается утешить своих сестер и саму себя: “Теперь мы все осиротели, но можем с любовью произнести: “Отче наш, сущий на небесах”. Он Единственный у нас остается, и Он — все для наших душ!”

Когда-то она сказала больному отцу: “Я постараюсь быть твоей славой, став великой святой”. На исповеди Тереза говорит священнику о том, что мечтает о святости. Святой отец предостерегает ее от гордыни, но Тереза уже поняла, что Господь не посылает неосуществимых желаний. Она лишь хочет найти свой путь, понимая, что не похожа на великих аскетов или мучеников. Слишком она несовершенна и мала и потому ищет “лифт”, который поднял бы ее прямо к Иисусу. Однажды в священных текстах ей попались такие слова: “Кто совсем мал, пусть придет ко Мне”. И еще: “Как утешает кого-либо мать его, так утешу Я вас: на руках буду носить вас и на коленях ласкать” (Ис 66, 13-12). Руки Господа — вот путь для нее! И для того, чтобы быть носимой на руках Божиих, ей не надо расти, наоборот, надо оставаться маленькой и становиться все меньше, принять свою нищету и бессилие, доверив все одному Богу. Только доверие может привести к любви.

В свободное от монастырских работ время Тереза сочиняет стихи и пьесы, участвует в поставленных ею самой спектаклях. Она не заботится о стиле, но стремится лишь выразить свою любовь к Богу. Мать Агнесса попросила ее написать воспоминания детства, которые позже составят книгу “История одной души”.

В двадцать три года Тереза, уже несколько лет испытывающая боли в горле и груди, заболевает туберкулезом. К физическим страданиям добавляются духовные. Она переживает сильное искушение против веры, чувствует себя одинокой, оставленной: “Я вижу стену, поднявшуюся до неба... Все исчезло... Я верую, потому что хочу верить”. В эти тяжелые дни Тереза пишет сестре: “Если бы ты знала, какие ужасные мысли меня терзают! Молись за меня неустанно, чтобы я не слушала дьявола, который ХОЧЕТ, чтобы я поверила его лживым наветам. В мой ум проникают суждения самых отъявленных материалистов: мысль о том, что в будущем, благодаря постепенному прогрессу, наука найдет естественное объяснение всему и мы узнаем конечную причину всего сущего... Но я приношу в жертву эти жестокие страдания, чтобы уверовали бедные неверующие, все, кто удалился от церковного вероучения”.

Именно сейчас Тереза осознала, что ее страстные желания быть в Церкви апостолом, воином, учителем, мучеником, священником объединяет одно — любовь к ближнему и что это тот самый путь, который непременно приводит к Богу: “Я поняла, что ЛЮБОВЬ ЗАКЛЮЧАЕТ В СЕБЕ ВСЕ ПРИЗВАНИЯ, ВСЕ ВРЕМЕНА И ПРОСТРАНСТВА И ЧТО ОНА - ВЕЧНА”.

Беззаветно доверив себя любви, Тереза находит свое призвание: “В сердце Матери моей Церкви я буду любовью”. Не оставляя во время болезни свои воспоминания, Тереза поясняет: сокровища милосердной любви предлагаются ВСЕМ. Она — не исключение, как раз наоборот! Немощная и слабая, она являет собой живое доказательство того, что любовь избирает малых.

Тем временем болезнь необратимо развивалась. Сестры, ухаживавшие за Терезой, стали обращаться с ней, как с ребенком (хотя они признавали ее духовную зрелость и превосходство). Она смиренно принимала их заботы, зная, что ей предстоит последнее, самое трудное испытание: свидетельствовать об истине своего учения о “пути малых душ”, проходя крестный путь страдания и смерти.

Тереза умерла после мучительной агонии вечером 30 сентября 1897 года. Ее последними словами были слова благодарности и любви: “Я бы не хотела страдать меньше... Боже мой... я.... Тебя люблю!”...

[Андрей и Ольга Дьячковы]
в кн. Св. Теререза из Лизье. М., 1999; стр.17-21
(с www.st.teresa.ru/ter-19-05-bio.html, теперь недоступно)


Я. Кротов

ПЕСЧИНКА, БЫВШАЯ СКАЛОЙ

Тереза Мартен, святая Тереза из Лизье прославилась как автор бестселлера. Ее почитание, причисление к лику святых в 1925 году, провозглашение Учителем Церкви в 1997 году, — всё это было бы невозможно, не будь она автором одной-единственной книжки. Небольшая автобиография “История одной души” вышла первый раз через год после смерти Терезы, в 1898-м, к 1915 году была переведена на девять языков, и по сей день публикуется на том или ином языке едва ли не ежегодно. Даже на русском языке вышло три разных перевода этой книги, два из них — в 1997 и 1997 годах.

Сравнительно легко понять, чем Тереза привлекательнее многих других святых: ничего не написавших или писавших только о богословских или практических вопросах церковной жизни. Большинство святых, слава Богу, доживали до седых волос, а Тереза умерла молодой, и ее прозвище “малая” (для отлички от святой Терезы Авильской, жившей в Испании на три столетия раньше) воспринимается как “юная”. Современное общество предпочитает кумиров без седин, это естественно после того, как именно убеленные сединами деятели столетиями ввергали это общество в одно кровопролитие за другим. Но вот на пять лет раньше Терезы к лику святых причислили другую француженку — Жанну д’Арк. Она, конечно, известна большему числу людей. Тереза умерла молодой, в двадцать четыре года, но Жанна умерла вообще в девятнадцать лет. Тереза погибла от мучительно развивавшегося туберкулеза, но Жанна погибла на костре. Жанна спасла Францию, спасла французского короля, а Тереза могла похвастаться разве что цветами, спасенными от сорняков, и совершенно не беспокоилась о спасении монархии — в отличие от многих французских христиан того времени. “Королем” она называла своего отца, и тем не менее ушла в монастырь, оставив несчастного больного на попечение посторонних людей. Жанна д’Арк — скала, Тереза рядом с ней — песчинка. Между прочим, не по своей воле.

Тереза пишет, что мечтала заниматься миссионерством — девятнадцатый век был веком миссионерства, в том числе, и католического, в том числе и женского, Терезе было на кого равняться. Из этого ничего не вышло, кроме переписки с несколькими миссионерами и молитв о них. Ее современницы, из которых многие тоже попали в святцы, основывали конгрегации и монастыри, Тереза не основала даже кружка кройки и шитья. Ее современницам являлась Пресвятая Дева — в Париже святой Катрин Лябуре, в Лурде святой Бернадетте, что-то им говорила, творила чудеса. Терезе никто не являлся, она об этом и не мечтала. Даже болезнь Терезы была для того времени обычной как насморк, не то что стигматы как у некоторых.

Время Терезы было временем прогресса или, по крайней мере, веры в прогресс не только техники, но и человека, человечества. Церковь толкали, отпихивали как силу реакционную, вялую, пассивную. Христиане (христиане в целом, на этом уровне различия конфессий так же второстепенны, как цвет волос) либо начинали ругаться и говорить, что нечего лезть вперед, все и так хорошо (что было попросту неправдой и неправдой остается даже до сего дня), либо начинали делом доказывать, что и верующие тоже делом заняты, творят вовсю и даже больше и лучше неверующих помогают улучшать жизнь. У неверующих хождение в народ, у верующих миссионерство, у неверующих марксизм, у верующих томизм, у неверующих ученые и политики, у верующих тоже ученые и тоже политики, христианские демократы и академик Павлов - церковный староста. Тереза была за бортом корабля современности — словно песчинка на пляже. Она и знала, что она песчинка, а не скала.

Как песчинку ее и полюбили, потому что двадцатый век оказался веком, когда обнаружилась хрупкость скал. Все гениальные проекты обернулись в лучшем случае пшиком, в худшем — Освенцимом и ГУЛагом. Распались великие колониальные империи, с ними испарилось и великое миссионерство, осталась проповедь Евангелия в совершенно частном порядке, без причитаний о великой миссии белого человека — и без пушек, кстати, за что особое благодарение Богу. После двух мировых войн, дюжины революций, опыта тоталитаризма в Германии, России, Китае, Камбодже, Италии (не забыть и другие страны, затормозившие на полпути к пропасти) человечество — кто выжил и кто свободен — словно отдыхает от гонки за всеобщим и в обязательном порядке счастье. Атомная бомба убило множество людей, а еще убила веру в науку и ученых — и за это слава Богу.

Ради счастья будущих поколений положили столько народу, что сегодня большинство людей всем светлым идеям предпочитают пиво и пляж. Это потребительство, это мещанство, но это максимально далеко от газовых камер, а кстати и от костров Средневековья. Главная беда современного христианства — а кстати и вина, если не христианства, то уж христиан точно — что к нему относятся как к одной из идеологий. И еще хорошо, если людям это противно, куда хуже, когда людям нравится делать из христианства идеологию, оправдывающую занудное морализаторство, принудиловку, насилие над чужой совестью и личностью — о, конечно ради спасения этой самой личности. Попытка противопоставить этой этике спасения этику творчества тоже попахивает принудиловкой: твори, а не то погибнешь. А личность не хочет принудиловки ни в виде спасения, ни в виде творчества, она хочет простого, просторного человеческого счастья — здесь, сейчас и как можно больше. Современное человечество решительно предпочитает пляж, а не высоты духа и громадье планов. Апофеоза это достигает у альпинистов, которые доказывают себе и миру, что и самая высокая гора — такой же славный объект отдыха и развлечения, как самая ничтожная песчинка.

дальше =>


О ней (на других сайтах):


Её (на других сайтах):

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ДУШИ (есть разные переводы на русский язык)

на первую страницу сайта

последнее обновление: 07.03.2017
РЕКЛАМА

на первую страницу

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»
Магазин военного антиквариата Оружейная Комната. | Разработка сайтов в условиях кризиса несёт в себе искру финансовой надежды.