=рассылка *Христианское просвещение*=

Милость и мир от Бога, Отца нашего и Господа Иисуса Христа! (Рим.1:7)

Тема выпуска:
Человеческая любовь: смысл и достижения (1-2)

Начинаю эту публикацию, пытаясь в какой-то мере ответить двум подписчикам, один из которых писал мне еще в января 2003 г., а другой — недавно.

Автор: Альфонсо Лопес Кинтас
Из книги ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЛЮБОВЬ. СМЫСЛ И ДОСТИЖЕНИЯ (глл. I,II)
Опубликовано: Мадрид-М., 2001;
www.agnuz.info/book.php?id=246&url=/content.htm
При подготовке использована публикация "отрывков" в сб.:
"ЛЮБОВЬ И ИНТИМНОСТЬ: поиск духовного смысла"
// М.: Храм Трех Святителей на Кулишках, 2003; стр.251-290
(фрагменты, которые опущены в указанном сборнике, ниже выделены цветом "navy")


/Четыре составные части любви/

> Супружеская любовь состоит из четырех компонентов или основных элементов: во-первых, сексуальность — во всём, что вызывает чувственное удовольствие; во-вторых, дружба — определенная форма благородного жертвенного единства, которое мы должны создавать всеми силами. (Сексуальность не подразумевает какого-либо творчества. Это процесс, который начинается и приходит к концу благодаря своего рода внутреннему импульсу. Дружбу же необходимо создавать, совершенствовать и поддерживать. Нет такого инстинкта, который, однажды появившись, вызвал бы дружбу.) В-третьих, общественная проекция любви. (Любовь возникает между двумя людьми, усиливается индивидуально, но внутри себя несет требование быть открытой для общества, потому что всякая личная жизнь должна быть одновременно и общественной.) И, наконец, в-четвертых, релевантность, очевидная ценность любви. (Супружеская любовь исключительно плодотворна в том, что касается роста личной любви и создания новых жизней. Нет ничего во вселенной более великого, чем личность. Дать жизнь человеку — это чудо, которому мы не удивляемся, потому что наблюдаем его каждый день, но оно заслуживает огромного уважения со стороны всех обладающих разумом и способных оценить величие того, что совершается.)

> Таким образом, мы имеем четыре элемента: сексуальность, дружбу, общественную проекцию любви и релевантность. Эти четыре элемента, или грани любви, не просто рядоположны, они — взаимосвязаны, нуждаются друг в друге и дополняют друг друга. Они образуют структуру  — таким образом, что, если один из них выпадает, их совокупность распадается.

> <…> что такое эротизм? Эротизм  — это такая активность, которая отрывает от остальных трех первый элемент  — сексуальность  — с простой целью: получить легкое вознаграждение. Для этого сексуальная способность берется как средство удовлетворения желания и получения приятных ощущений. При этом созидание дружбы, придание любви общественного значения, настоящей ценности и плодотворности в расчет не берутся. Сводя сексуальность к средству достижения эгоистических и индивидуальных целей, эротизм понижает ее в ранге, унижает ее. Это унижение является насилием и источником насилия. Таким образом, становится понятно, почему в стольких кинолентах и романах демонстрируется неизбежный переход от эротического опьянения к неистовству разрушения, разбою и убийству.

> При таком подходе к эротизму становится очевидным, что предлагаемые решения сексуальных проблем не беспристрастны: они склоняются в пользу такой сексуальности, которая оторвана от любви и от предназначенной ей плодотворной социальной роли.

> Такая оторванность обедняет до предела человеческую жизнь. <...>

> <Современные исследования показывают>, что эротическая пропаганда не стремится сделать людей более свободными, а наоборот, хочет вероломно закабалить их. <...> Эротизм низводит другого человека до средства достижения собственных целей, рассматривая его как объект удовлетворения. Но с объектом нельзя встретиться, потому что встреча требует взаимности <...> и взаимного обогащения. Встречаясь, человек осуществляет свои творческие потенции. Головокружение разрушает творческое начало. И люди, лишенные творческого начала, не соединяются прочно друг с другом, не образуя сообществ, но остаются изолированными. Человек, изолированный от других, легко подчиняется. Поэтому первое, что делает тиран — тот, кто хочет победить народ, не убеждая, — стремится свести сообщество к простой совокупности индивидов, т.е. к массам. <Масса> не обладает ни малейшей способностью к сопротивлению. Что же надо делать, чтобы сохранить наше достоинство и личную независимость от всякого рода тиранов, желающих победить нас, не убеждая?

> Нет другого пути, кроме глубокого понимания того, кем мы являемся как личности и кем мы должны стать. Эротическая пропаганда характеризуется фривольностью и поверхностностью. Противоядием ей должна стать глубина, непрестанное проникновение в сокровенные корни нашего человеческого бытия и выяснение всех вытекающих из него требований.

 /Вернуть любви ее настоящую ценность/

<.....>

> Я хочу обратиться в этих беседах ко всем тем, кто желает, чтобы их личная жизнь приобрела ту ценность и возвышенность, к которым она предназначена. Не важно — верующие они или агностики, состоят ли в той или иной партии, считают ли себя прогрессивными людьми или консерваторами. Я хочу только, чтобы они разделили со мной одно: желание обогатить собственную жизнь и жизнь сообщества или сообществ, частью которых они являются. Исходя из этой общей платформы, мы сможем понять друг друга и добиться прогресса. У меня только один противник: тот, кто намеренно обедняет и унижает человеческую жизнь. С такими людьми сотрудничество невозможно. Из-за неосмотрительности все мы можем в определенный момент способствовать принижению человеческого достоинства. Поэтому следует вести дружеский диалог, который поможет совместно найти истину, возвышающую всех нас и помогающую полностью реализовать себя.

> Принятие мною нейтральной позиции не означает, что я пытаюсь преуменьшить значение христианской этики. Ни в коем случае. Это означает только, что я желаю найти исходную позицию, приемлемую для людей с разным пониманием духовности, которая позволит нам убедиться, что направление, по которому следует пропаганда, затопляющая сегодня многие страны, очень скоро окажется гибельным и поэтому должно быть заменено другим, полностью соответствующим человеку.

> Такой научный и антропологический подход ни в коей мере не исключает ценность христианской этики. Это очень важное и перспективное дополнение. Современное исследование того, чем является человек, как он формируется и как развивается, как создается его творческая мощь, какой тип поведения создает подлинную общественную жизнь, позволяет с ясностью обнаружить различные пути, которыми мы можем следовать в жизни, и отличить пути созидающие от разрушительных. Не прибегая к свету веры, мы можем сегодня точно определить, какие подходы плодотворны, а какие ведут к разложению. Вне всякого сомнения, христианская вера позволяет дать нашей этической жизни еще более солидное обоснование. Но уже благодаря одному только разуму, озаренному современными научными исследованиями, можно определить — на твердой основе — наш проект индивидуальной и социальной жизни.

> В эпохи разлада, подобные настоящей, следует найти точку совпадения, которая позволит начать строить на ней наше этическое здание. Эта созидательная работа должна начаться с выяснения того, что такое человеческое существо, чем является каждый из нас и какие возможности открыты нам в личной жизни. Это мы рассмотрим более широко в последующих беседах. Когда будет достигнута ясность относительно роли в нашей жизни правильно понятой любви, станет очевидно, что культивирование простого эротизма настолько обедняет наше бытие, что делает излишней его критику и не вызывает ничего, кроме отвращения.

<....>

> В одной из телевизионных программ девушка спрашивает ведущую: "Меня никогда не беспокоили сексуальные отношения. Но теперь, увидев, какое им придается значение, я спрашиваю себя, нормально ли это? Не должна ли я считать себя странной личностью?" Такой вопрос, поставленный в наивной форме, демонстрирует, какое давление оказывает он на многих, вынужденных постоянно слушать разговоры об осуществлении сексуальности и видеть, что ее считают непременным и преимущественным занятием человечества.

* * *

/Пустая растрата возможностей/

> <.....> привязанность к приятному заставляет человека сливаться с приятными чувствами, но не позволяет сохранить дистанцию и угадать, что он может проиграть из-за этого.

> Подумаем о юноше, который начинает знакомство с девушкой, потому что она его привлекает. Иметь с нею половые отношения очень приятно, и для достижения этого удовольствия он форсирует телесную интимность, не имея еще интимности духовной, что требует медленного созревания, которое нельзя ускорить по желанию. Он делает это, потому что считает чувственное удовольствие ценностью. И он прав. Но плохо то, что он не предвидит, что, если он окажется одержим этой ценностью, будет ослеплен ею и станет добиваться ее во что бы то ни стало, то разладятся ритмы личной жизни. Провоцируя этот разлад, он разрушит в зародыше многообещающий процесс дружбы.

> <...> Приятное — это ценность, и мы должны дорожить ею, поскольку она обогащает нашу жизнь. Но эта оценка не подразумевает слепую привязанность, которую предполагают очарование или соблазн. Нам следует принимать их при условии принятия и более высоких ценностей: например, дружбы. Такое целостное единение не уничтожает ценности приятных чувств, но, наоборот, очищает их и возвышает.

> <.....> Тот, кто отдает себя приятному, закрывая таким образом дорогу к ценности дружбы, не идет путем личностного развития: он блокирует себя и обедняет. Такое действие, следовательно, имеет значение, может быть сильным и трогательным, но лишенным смысла. Оно в буквальном смысле неразумно.

> Главная современная проблема — обнаружение смысла жизни

<...>

> <...>  Один из самых известных современных психиатров, Виктор Франкл, утверждает, что в настоящее время основным источником психических расстройств является отсутствие смысла в жизни, а не неудачи и комплексы. Поэтому вся его профессиональная деятельность во главе созданной им психиатрической школы, основанной на логотерапии, была решительно направлена на "поиск смысла". Его работа "Человек в поисках смысла" оказалась бестселлером в некоторых странах, особенно в Соединенных Штатах Америки, где было продано 3 миллиона экземпляров. Ему принадлежат такие строки, над которыми следовало бы глубоко задуматься: "Типичный пациент в настоящий момент уже не страдает комплексами неполноценности, как во времена Адлера, он мучается глубинными чувствами потери смысла, ассоциирующимися с чувством пустоты, что позволяет говорить об экзистенциальной пустоте".{}

> Для Франкла фундаментальным законом жизни человека является то, что человеку недостаточно себя самого, он нуждается в некой ценности, которую он мог бы принять и реализовать. "Этим я хочу отметить тот факт, — пишет Франкл, — что человек всегда нацелен на нечто, чем он сам не является, на нечто или на кого-то: на смысл, который он должен постичь, или на другого человека, которого мы встречаем в любви. Человек реализует самого себя, служа делу или любя другого человека. Чем более он погружается в свое дело, чем более он отдается тому, с чем он связан, тем более он делает себя человеком, становится самим собой. Реализовать себя он может только в той мере, в какой забывает о себе, не смотрит на себя. Разве не то же самое происходит с глазами, способность видеть которых зависит от того, что они не видят самих себя?"{}

> Нечто подобное происходит с таким личным аспектом человека сексуальность. Когда она замыкается в себе, она атрофируется. "Сексуальность, — предупреждает д-р Франкл, — находится в экзистенциальной пустоте. В настоящее время мы находимся перед сексуальной инфляцией, которая, как всякая инфляция, включая денежную, идет рядом с девальвацией. Сексуальность девальвируется в такой же мере, в какой дегуманизируется, ибо человеческая сексуальность — это более чем просто сексуальность, в силу того, что она является носительницей — в человеческом плане — личностных транссексуальных отношений".

<...>

> Ты можешь полюбить и свободен сделать это. Но не свободен определить с самого начала, куда эта любовь тебя поведет. Сексуальная жизнь не игрушка, не плюшевый медвежонок, которого можно взять, когда захочется, чтобы на время развлечься, а потом спокойно оставить его в коробке. Такой взгляд на сексуальную жизнь, кажется, вытекает из некоторых брошюр и телевизионных передач, но это пагубный мираж. Сексуальность не предмет. Эта часть жизни человека; она может быть мирной, как маленькое озеро, или бурной, как горный поток. Поскольку в ней присутствует элемент страсти, то она склонна к бесконтрольности. Тот, кто говорит, что сексуальная жизнь — это лишь средство, которое человек просто имеет под рукой, чтобы получить приятные ощущения с такой же легкостью, с какой он лакомится шоколадной конфетой, показывает, что он не реалист, что он исходит не из действительности, а из своей фантазии, принимая собственные желания за действительность. Поэтому он не способен предвидеть, смотреть дальше удовлетворения своих желаний и знать, что происходит, когда двери открываются требованиям инстинктов.

> Тот, кто глубоко изучает человеческую реальность, знает, что им движут разные энергии. Одна из них сексуальная. Это первичная, элементарная сила, которая стремится навязать свои законы, не считаясь ни с чем. Но можно ли предоставить ее самой себе? Тот, кто считает приятное высшей ценностью, ответит утвердительно: что сексуальная энергия — это нечто, чем мы располагаем, чтобы поставить ее себе на службу, как утварь или инструмент, как вещи, которыми мы владеем. Но является ли сексуальность на самом деле таким же предметом владения? Еще раз мы вынуждены поразмышлять об этом, если хотим избежать экзистенциальной пустоты и бессмыслицы, о которой с горечью говорил Франкл. Сегодня более, чем когда-либо, мы нуждаемся в собственных критериях; не уступать мнению, которое считают общим; пропустить всё через сито собственного критического размышления. Только так мы сможем освободить себя от гедонизма, который нам всем хотят навязать.

> Такое освобождение позволит нам избавиться от привязанности к приятному и от того духовного давления, которое оказывает на нас чуждое окружение — люди, присвоившие себе право формировать общественное мнение относительно тех вопросов, которыми они далеко не владеют.

> Такое избавление открывает нам перспективу, позволяющую охватить взглядом наш собственный опыт и опыт других людей, которые жили, интенсивно размышляли о человеке и выразили свои мысли в великих произведениях, философских, литературных и научных.

> Необходимость интегрального понимания сексуальной жизни

> Этот глобальный и далеко проникающий взгляд дает глубокое понимание того, что такое сексуальная жизнь и что она означает. Современное исследование этой темы — это сокровищница плодотворных идей о человеке во всех его измерениях. Если мы хотим придерживаться человеческой действительности и научиться предвидеть и достигать зрелости, мы должны освоить эти сокровища и, озаренные их светом, начать думать. Таким образом, мы не совершим тяжелой ошибки и не сведем сексуальность к простому эротизму, а откроем для себя широкую гамму творческих возможностей, которые скрыты в любви, понятой в ее подлинной, неискаженной сущности.

> Когда мы вспоминаем, хотя бы бегло, всё то, чему учили нас о человеческой любви такие авторы, как Платон, Блаженный Августин, Кьеркегор, Шеллер, Марсель, Бубер, Эбнер, Тибон, Хаеринг, Аффеманн, Гиттон, Хоркхаймер, Роф Карбалье, Мариас, Сенсилье, Фромм, Маслов, Гиллеман, Лаин, Франкл, Шид и многие другие, писавшие очень мудро на эту тему, мы понимаем, что то, что сегодня часто, предлагается в качестве сексуальной жизни, это лишь отбросы. Вместе с тем у нас возникает острое желание придать нашим любовным отношениям те возвышенные качества, которые эти авторы сумели открыть в подлинной любви.

> Очень часто некоторые мнимые сексологи откровенно путают любовь и эротизм. Можно спросить, как стало возможным подобное искажение при современном уровне антропологических, психологических и этических исследований? Если им скажут, что они ошибаются, они будут упорствовать, завороженные идеей о том, что, в принципе, осуществление ни с чем не связанной сексуальности заключает в себе ценность: ценность наслаждения, некоторого самоутверждения, господства над другим человеком, которого считают предметом восхищения и наслаждения. Но в данном случае следует не столько спорить с этими людьми, сколько показывать богатство более высоких форм любви, делая это в привлекательной, четкой и воодушевляющей форме, и добиваться того, чтобы тот, кто готов принять эти высшие ценности, вошел в сферу их действия и смог понять: секрет подлинной человеческой жизни состоит в том, чтобы научиться соединять высшую ценность личной дружбы с простой ценностью приятного.

Обратите внимание, что редактор-составитель рассылки не является, как правило, автором текстов, которые в рассылке используются. Автор текста указывается перед текстом.

Желаю всяческих успехов!  
редактор-составитель рассылки
Александр Поляков, священник
<= предш. вып. темы
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»