=ежедневная рассылка *Мысли о вере и Церкви*=

Милость и мир да будут с вами полной мерой - через познание Бога
         и Иисуса, Господа нашего!
(2Пет.1:2)




(окончание текста из предыдущего выпуска)


> Как я уже сказал, существует только два пути для преодоления чувства
> рабской  зависимости  от чужого мнения: либо гордыня, либо смирение.
> Смирение  может  принять   форму равнодушия и  к хуле,  и к похвалам
> от   людей,  предстояния  лишь  перед  судом  Божиим  и  собственной
> совестью.  06  этом  говорится  в  рассказе  о монахе, который хотел
> узнать, как следует отзываться на похвалу и порицание. Духовный отец
> велел  ему отправиться  на  кладбище  и хулить мертвецов.   Тот  так
> и  сделал,  а  когда  вернулся,  наставник  спросил,  как  вели себя
> покойники.  "Никак,  -  ответил  монах,  -  они хранили молчание". -
> "Ступай  теперь  и  превозноси  их",  - велел старец. А когда ученик
> сообщил,    что   кладбище   осталось  безмолвно,   как  и   прежде,
> старец сказал: "Поступай, как мертвецы. Человеческое суждение больше
> не  задевает  их,  потому  что  отныне  они  пребывают  перед  очами
> Божиими".

> Есть  и  такая  форма  смирения, которая является плодом погубленных
> тщеславием подвигов.    Ее  иллюстрируют  заключение истории  монаха
> с девятью добродетелями. Лишившись всего,  чем  обладал,   он пришел
> в   один   монастырь,   пав  духом  и  оплакивая  всё   случившееся.
> По внимательном испытании своей души, он решил отныне уповать только
> на  Господа.  Подробно исповедавшись Богу, он записал все проявления
> тщеславия   и   гордыни,  которые  привели  его  в  столь  плачевное
> состояние,  и спрятал листок в пояс. Он остался в монастыре, и когда
> искушения  нападали  на  него,  доставал  листок  и,  прочитав  его,
> укреплялся  против дьявола. Братия поражались его мирному устроению;
> никакие   ссоры,    волнения    и   неурядицы   не  могли   нарушить
> его  невозмутимость. Тогда они заметили, что всякий раз, как на него
> нападают  внешние  или  внутренние  искушения,  он  достает из пояса
> бумагу  и тут же обретает покой и крепость. "Он, наверное, колдун, -
> говорили   братия,  и  носит  в  поясе  обаяние".  Они  пожаловались
> настоятелю  и просили изгнать его из обители; но тот решил выяснить,
> что   это  за   бумага,   и ночью, пока монах спал, вытащил и прочел
> его  записку.  Утром  он сказал братии, что сейчас прочтет ее вслух.
> Монах, испугавшись, что братия расценит как добродетель осознание им
> былых  прегрешений,  умолял  настоятеля хранить молчание. Настоятель
> же,  понимая, сколь многому это может научить монахов, велел читать.
> Услышав  написанное,  братия поклонились до земли и сказали: "Прости
> нас,  брат, ибо мы согрешили против тебя". Если уж мы прислушиваемся
> к  голосу  окружающих,     то это  следует  делать  лишь  ради того,
> чтобы  услышать  голос  Божий. Смирение - одна из самых мужественных
> евангельских  добродетелей, мы же умудрились превратить его в жалкое
> свойство раба. Мало кто хотел бы быть смиренным, потому что смирение
> представляется  людям  отвержением  человеческого достоинства. То же
> относится  к  послушанию: мы хвалим ребенка за послушание, тогда как
> на самом  деле он  проявляет  покорность  и  лишен собственной воли;
> мы  очень  редко  интересуемся,  что  же у него на сердце, и слишком
> легко  принимаем  блеющую  овцу  за  овцу  стада  Христова. Прослыть
> смиренным,   послушным,   кротким  воспринимается  чуть  ли  не  как
> оскорбление. Мы больше не видим высоту и силу этого состояния.

> Карикатура  на  смирение,  которую мы знаем по опыту или сами являем
> собой, состоит в том, чтобы в ответ на похвалу лицемерно утверждать,
> что  мы ее не заслуживаем; когда же  нас  не замечают, мы привлекаем
> к себе  внимание,    настойчиво   твердя, что мы  не в счет и  о нас
> не стоит беспокоиться. Истинное смирение рождается от видения Божией
> святости,   мы   же  часто  пытаемся  заставить  себя  почувствовать
> смирение,  искусственно  умаляя  себя.  Помню, в одном из московских
> храмов я видел икону:   на престоле изображен Господь в полный рост,
> а   у   Его   ног  распростерты  две  крошечные,  размером  с  мышь,
> человеческие   фигурки.   Если  вы  были  воспитаны  в  христианском
> "благочестии",     вы   увидите   в  этом  лишь разницу в пропорциях
> между  Богом  и   человеком.   Но  если вам  неведом этот язык, если
> вы просто пришли извне и увидели эту икону, вы скажете: "Ну нет, это
> не  для  меня.  Я  человек, а не мышонок, и не намерен ползать у ног
> этого Бога,  восседающего на троне.  Я хочу стоять перед Ним в рост,
> я  не  чувствую  себя таким ничтожным,  я свободный  человек".  Если
> вы  читали  Священное  Писание,  вам ясно, что вы правы и что именно
> Христос  Бог  показал    человеку   его   величие  и  Сам   утвердил
> его  достоинство,  сделавшись  Сыном  Человеческим.  Если  мы  хотим
> узнать,   что такое человек, мы должны   взглянуть  на Христа, Каким
> Он предстает в Евангелиях, на Христа в Гефсимании, на Кресте, Христа
> Воскресшего,  на  Сына  Человеческого, сидящего одесную Славы Отчей.
> Нам  незачем  умалять  себя,  делаться  ничтожными, дабы возвеличить
> Бога.  Бог  запрещает нам это. А если мы так поступаем, то достигаем
> не  смирения,  а унижения, которое не дает нам жить достойно Царства
> Божиего  и  нашего человеческого призвания. Как можем мы в одно и то
> же  время  пасть ниц к ногам Божиим и стать +причастниками Божеского
> естества+?   Как   можем мы простираться   перед  образом Божиим   -
> и говорить:   "Я  живой член этого  Тела, Глава которого  -  Сам Бог
> во Христе"? Как можем мы сжаться у ног Божиих, когда знаем, что мы -
> храм  Духа   Святого,   место Его присутствия?  Можем ли мы смотреть
> на себя как на что-то мелкое и незначительное перед Богом и, однако,
> говорить  вместе  со святым Иринеем Лионским, что в Единородном Сыне
> мы призваны Духом Святым быть единородным сыном, "всецелым Христом",
> totus   Christus,  и  что  слава  Божия  -  это  человек,  полностью
> осуществленный?

> Таким  образом,  смирение  вовсе  не заключается в постоянном усилии
> принизить  себя и  отвергнут    человеческое достоинство,    которым
> Бог  наделил нас, которого Он требует от нас, потому что мы Ему цеп,
> а не рабы. Как видно на примерах святых, смирение не рождается в них
> единственно  из  осознания  греховности,  потому что и грешник может
> принести  Богу сокрушенное, кающееся сердце, а одного слова прощения
> достаточно,  чтобы  изгладить всё зло, прошлое и настоящее. Смирение
> святых  происходит  из  видения  славы,  величия  и  красоты Божией,
> смирение    рождается  даже   не  по контрасту,  а из сознания,  что
> Бог  настолько   свят,    из откровения  такой совершенной  красоты,
> такой  поразительной  любви,  что единственное, что остается сделать
> в  Его  присутствии  - это пасть перед Ним  в благоговении,  радости
> и   изумлении,   Когда  святую  Терезу  охватило  яркое  переживание
> всепоглощающей  любви  Божией  к  нам, она пала на колени со слезами
> радости  и  изумления;  поднялась  она  уже новым человеком; видение
> любви   Божией   оставило   ее    в  "сознании  неоплатного  долга".
> Вот подлинное смирение - а не уничижение.

> Не  испытываем  ли мы чувства глубокого смирения, когда кто-то любит
> нас  -  что  всегда  бывает  незаслуженно? Мы ведь знаем, что любовь
> нельзя заслужить, купить, добиться силой, - мы получаем ее, как дар,
> как  чудо.  В этом начало смирения. "Бог любит нас даром", - говорит
> святитель Тихон Задонский.

> Смирение  -  это  такое  положение,  когда человек стоит перед лицом
> Бога,    Который его  видит,  и  перед лицом человека, который этого
> и  не  замечает; смирение совершенно естественно ищет самого низкого
> положения,  как вода сама уходит в глубины. Смирение означает полную
> открытость   Богу,  отдачу себя   в Его волю, готовность всё принять
> от  Него - из его рук или через посредство других людей, без громких
> слов о своем ничтожестве,  потому что смирение  - не самоуничижение,
> а просто предстояние Богу в изумлении, радости и благодарности.

> Это единственный способ освободиться от страха общественного мнения,
> от   рабской зависимости,  которая не дает нам найти в себе мужество
> и  изыскать возможность перемениться, поскольку мы выбрали критерием
> поведения  человеческие  ценности.  Как  только   мы   освобождаемся
> от  этого,  мы  остаемся  наедине  с совестью, где ясно звучит голос
> Бога,   провозглашающий  суд  Божий,   дарующий нам силу начать жить
> в полную меру и свободно. Мы знаем, что это нам доступно, потому что
> бывают  моменты,    когда  каждый  из  нас вдруг  перестает зависеть
> от  общественного  мнения,   -   моменты  глубочайшего опыта,  когда
> мы   становимся   подлинными,   вырастаем   в   полную  меру  своего
> человечества.   Мелочность  тогда  спадет  с нас,   словно   шелуха,
> и  развеивается.  Когда нас  охватывает большое счастье   или  когда
> горе пронзает наше сердце, когда мы полностью захвачены каким-нибудь
> внутренним переживанием, мы забываем -  хотя бы на одно  мгновение -
> о  том,  что  могут  о  нас  подумать люди. Когда мы узнаём о смерти
> близкого  нам человека и охвачены скорбью, нам безразлично, одобряют
> ли нас окружающие. Когда после долгого отсутствия мы встречаем того,
> кого  любим,  мы, не задумываясь,  бросаемся  в его объятия,  нимало
> не беспокоясь, что толпа сочтет наше поведение нелепым.

> Всё  это  оказалось  возможным   для Закхея, потому что он  отбросил
> в  сторону  всякие человеческие соображения и решился увидеть, и эта
> решимость     позволила     ему   приблизиться  к  Богу,    пережить
> опыт откровения Живого Бога. Вот уже тысячелетия каждая человеческая
> душа   ищет  этого  Бога,  Которого встретил  Закхей, Живого   Бога,
> столь отличного от застывших образов, какие предлагают всевозможные,
> сменяющие  друг  друга  религии.  В IV веке святой Григорий Богослов
> сказал,   что если бы мы  собрали из Священного Писания, из Предания
> и  опыта Церкви всё, что человек смог  узнать  о Боге,  и создали бы
> из  всего  этого стройный образ, как бы прекрасен ни был этот образ,
> мы создали  бы  идола.  Потому что как только мы создаем образ Божий
> и    говорим:    "Смотрите,     вот  Бог",  мы    сразу    подменяем
> нашего   динамичного,   Живого,  неизмеримо  глубокого  Бога  чем-то
> ограниченным,  придаем  Ему  человеческий  масштаб, поскольку всякое
> откровенное   знание  должно  быть  в меру  человека;   в откровении
> нет   ничего   сверх   меры, иначе,  будь оно    бесконечно   велико
> или  бесконечно  мало,  оно бы ускользнуло от нашего понимания. Всё,
> что  нам  было  известно о Боге вчера, не соответствует сегодняшнему
> или  завтрашнему  знанию.  Я хочу сказать, что я не могу поклониться
> Богу  в  пределах  того  знания  о Нём, которое у меня есть в данный
> момент, оно - граница. Бог, перед Которым я становлюсь в молитвенном
> поклонении,  это  Бог,  знание о Котором подвело  меня к точке,  где
> я  могу  встретиться  с  Ним  вне  человеческих образов и умственных
> представлений.  Я  стою  перед Неведомым Богом, тайна Которого вечно
> раскрывается  перед  нами  и  Который,  однако,  остается бесконечно
> неисследимым.

> Чтобы  помочь  людям  увидеть Бога,   бесполезно   придумывать новые
> Его  образы.  Если  мы твердим: "Сотни лет назад люди открыли, каков
> Бог,   я  вам  это расскажу", -  люди вправе ответить  нам: "Если бы
> вы  это  знали,  это  было  бы очевидно". А это не очевидно! Если бы
> кто-то  из  нас  был действительно откровением Христа, люди могли бы
> сказать:   "Я  видел  лик  Христов".   Вспомните отрывок из Послания
> к  коринфянам,  где  апостол  Павел  говорит,  что Бог просветил нас
> +познанием славы Божией в лице Иисуса Христа+. Подобное высказывание
> есть у одного православного подвижника: "Никто не может отвергнуться
> мира, пока не увидит свет вечности хотя бы на лице одного человека".
> Если  бы  мы были подобным откровением, нам не приходилось бы искать
> множество способов,  как бы описать Бога.  В "Отечнике" есть рассказ
> о том, как один великий подвижник встретил трех монахов. Двое из них
> стали  задавать  ему бесчисленные вопросы, а третий молчал. Наконец,
> подвижник  обратился  к нему сам: "А ты разве не хочешь о чем-нибудь
> спросить  меня?"  - "Нет,  -  ответил тот, - мне достаточно смотреть
> на  тебя".  Есть и другой рассказ о том, как епископ Александрийский
> должен   был   посетить  монастырь.  Братия  просили  одного  монаха
> произнести  слово  приветствия,  но  тот  отказался.  "Почему?"    -
> удивились  монахи.   "Если  он  не  поймет мое молчание,  он  ничего
> не поймет из моих слов".

> Так  открыл  Христа Закхей, так Господь говорил с ним, подобно тому,
> как  Он  безмолвно  говорил  с Петром в ночь, когда был взят: +Тогда
> Господь,  обратившись,  взглянув на Петра, и Петр, выйдя вон, горько
> заплакал+ (Лк.22,61). Бог, Чей взор проникает глубины, +будет судить
> не по взгляду очей Своих+ (Ис.11,31).

> Он   проникает   сердце  и испытывает внутренность  (см. Иер.17,10),
> и  Он  же   раскрывает  наши  глаза и  избавляет нас  от фарисейства
> и самообмана, и спасает нас от порабощения страху человеческому!
                        [ митр. Антоний (Блум). РАССКАЗ О ЗАКХЕЕ.
                          из книги ДУХОВНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ.
                          Размышления перед Великим постом
                          www.messia.ru/r2/3/d23_277.htm ]






# Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах -
  в письме, в icq или на форуме. # Постараюсь ответить на вопросы... #


 -----------------------------------------------------------------
|   Проект "Христианское просвещение" ищет спонсоров! Их реклама  |
|   может быть помещена в ежедневной рассылке, которую получают   |
|                  более 6000 человек. (Пишите!)                  |
|        Буду благодарен за материальную поддержку проекта.       |
|           Как это можно сделать, описано на странице            |
|                   www.messia.ru/pomoch.htm .                    |
 -----------------------------------------------------------------

 

--
 Желаю всяческих успехов!

редактор-составитель рассылки        mailto:mjtap@ya.ru
   Александр Поляков, священник                 ICQ # 112678438
                            (запасной адрес: alrpol0@gmail.com)


             ---------------------------------------------
*К Иисусу подослали несколько фарисеев и иродиан,
 чтобы те поймали Его на слове.
 Они приходят и говорят:
 "Учитель, мы знаем, что Ты человек прямой,
  никого не боишься и никому не угождаешь,
  а прямо и ясно учишь, как надо жить по-Божьи.
  Скажи, позволительно платить подать цезарю или нет?
  Платить нам или не платить?"
  Иисус, увидев их неискренность, сказал:
  "Что вы Меня испытываете? Принесите Мне посмотреть денарий".
  Они принесли. Иисус спрашивает их:
  "Чье здесь изображение и чье имя?"
  Они отвечают: "Цезаря".
  Тогда Иисус сказал им:
  "Цезарево отдайте цезарю, а Божье - Богу".
  Они были поражены Его ответом.* (Мк.12:13-17)
                                * * *
"Заповедь -  это молитва Бога к человеку". (Я.К.)
             *********************************************


* В цитатах из Нового Завета в 'подвале' выпусков обычно используется
        перевод В.Н.Кузнецовой www.messia.ru/biblia/nz/kuzn/index.htm


 HTML-версия в архиве -> www.messia.ru/rasylka/009/2372.htm#0
     Архив рассылки + подписка  ->   www.messia.ru/rasylka/#0


********************* Сайт "Христианское просвещение" -> www.messia.ru
* * * * * * Форум /гостевая книга сайта:  www.messia.ru/razd/forum.htm
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»
женские темы