[предыдущая часть]
главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 | 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

16 Павел пришел в Дербу, а оттуда в Листру. Там был ученик по имени Тимофей, сын еврейки-христианки, у которого отец был язычник. (2) Братья в Листре и Иконии очень хорошо о нём отзывались, (3) и Павлу захотелось взять его с собой. Из-за местных евреев, знавших, что отец Тимофея – язычник, он сделал ему обрезание. (4) Обходя города, они убеждали братьев твердо держаться правил, предписанных апостолами и старейшинами в Иерусалиме. (5) Церкви укреплялись в вере, и число их с каждым днем росло.

6 Они обошли всю Фригию и земли Галатии. Но Святой Дух не допустил, чтобы они возвестили Слово в провинции Азия. (7) Когда они подошли к границам Мисии, они намеревались отправиться в Вифинию, но Дух Иисуса воспрепятствовал им. (8) Поэтому они пересекли Мисию и пришли в Троаду. (9) Ночью Павлу было видение: перед ним предстал македонянин, просивший: "Приди в Македонию и помоги нам".

10 Сразу же после этого видения мы собрались идти в Македонию. Мы были твердо убеждены, что Бог призвал нас возвестить там Радостную Весть.

11 В Троаде мы сели на корабль и взяли курс на Самофракию. На следующий день мы были в Неаполе, а оттуда направились в Филиппы. (12) Это римская колония и главный город той части Македонии. Здесь мы пробыли несколько дней.

13 В субботу мы вышли за городские ворота и пошли вдоль реки, туда, где, как мы полагали, евреи собирались на молитву. Мы там сели и заговорили с собравшимися женщинами. (14) Одна из них, почитавшая единого Бога, торговка пурпурными тканями по имени Лидия, из города Тиатиры, слушала нас, и Господь открыл ее сердце для слов Павла. (15) Она крестилась вместе со всеми домочадцами, а потом пригласила нас к себе. "Если вы действительно считаете меня верной Господу, приходите и живите в моем доме", – говорила она и настояла на своем.

16 Однажды, когда мы направлялись к месту молитвенного собрания, нам повстречалась рабыня, одержимая бесом, который предсказывал судьбу; этими предсказаниями она зарабатывала для хозяев большие деньги. (17) Она ходила следом за Павлом и за нами и кричала:

    – Эти люди – служители Всевышнего Бога! Они возвещают вам путь к спасению!

18  Она делала это много дней, пока Павел, потеряв терпение, не сказал, обернувшись, духу:

    – Именем Иисуса Христа приказываю тебе, выйди из нее!

Дух тотчас вышел. (19) Хозяева рабыни, увидев, что надежда на доходы пропала, схватили Павла и Силу и потащили их на городскую площадь к властям. (20) Приведя апостолов к преторам, они подали на них жалобу:

    – Эти люди вызывают беспорядки у нас в городе. Они евреи (21) и насаждают у нас обычаи, которые мы, римские граждане, не можем принять и которым не можем следовать.

22 К ним присоединилась и враждебно настроенная толпа. Преторы приказали сорвать с апостолов одежду и бить их палками. (23) После жестокого избиения их бросили в тюрьму, и тюремщику был отдан приказ строго охранять их. (24) Получив такой приказ, тюремщик отвел их во внутреннюю тюрьму и забил им ноги в колодки.

25 В полночь Павел и Сила молились Богу и пели псалмы, а остальные заключенные слушали. (26) Вдруг началось сильное землетрясение, от толчка тюрьма сотряслась, в тот же миг все двери распахнулись и со всех заключенных спали цепи. (27) Тюремщик проснулся и, увидев распахнутые двери тюрьмы, выхватил меч и хотел покончить с собой: он думал, что заключенные разбежались.

28 – Ничего над собой не делай! – закричал громким голосом Павел. – Мы все здесь!

29 Тот, потребовав света, вбежал в тюрьму и припал к ногам Павла и Силы, весь дрожа.

30 – Повелители мои, что мне делать, чтобы обрести спасение? – спросил он, выведя их наружу.

31 – Поверь в Господа Иисуса и будешь спасен и ты, и дом твой! – ответили они.

32 И они возвестили Слово Господа ему и всем его домашним. (33) И в этот поздний ночной час тюремщик вывел их из тюрьмы, омыл их раны и тут же принял крещение вместе со всеми близкими. (34) Он привел их к себе в дом и пригласил к столу. И они всем домом радовались тому, что поверили в Бога.

35 Наутро преторы прислали ликторов с приказом: "Отпусти тех людей". (36) Тюремщик передал эти слова Павлу:

    – Преторы прислали приказ отпустить вас. Можете теперь уходить. Ступайте с миром.

37 Но Павел сказал ликторам:

    – Нас, римских граждан, без суда публично наказали палками и бросили в тюрьму, а теперь тайком выпроваживают? Ну нет! Пусть явятся сюда и выведут нас сами!

38 Ликторы передали эти слова преторам, и те, узнав, что Павел и Сила – римские граждане, перепугались. (39) Они явились сами, принесли извинения и вывели их из тюрьмы, умоляя покинуть город. (40) Павел и Сила, выйдя из тюрьмы, направились к Лидии и, повидавшись с братьями и ободрив их, ушли.

 

17 1 Пройдя через Амфиполь и Аполлонию, они достигли Фессалоники. Там была еврейская синагога. (2) Павел, как обычно, пришел к ним и три субботы подряд объяснял и доказывал им на примерах из Писания, (3) что Помазанник Божий должен был, после многих страданий, воскреснуть из мертвых. "Иисус, которого я вам возвещаю, и есть Помазанник", – говорил он. (4) И некоторые из них поверили и примкнули к Павлу и Силе. Поверило, кроме них, и большое число язычников, почитающих единого Бога, а также немало знатных женщин.

5 Но возмущенные евреи, прихватив с собой несколько негодяев из городской черни, собрали толпу и взбунтовали весь город. Они ворвались в дом Ясона и потребовали выдать им Павла и Силу, чтобы отвести их в народное собрание. (6) Не найдя их, они потащили к городским властям самого Ясона и еще несколько братьев. "Эти люди перевернули вверх дном весь мир, теперь они пришли к нам! – кричали они. – (7) Их принял к себе Ясон. Все они нарушают законы цезаря, говоря, что есть другой царь – Иисус!" (8) Услыхав такое, народ и власти были встревожены. (9) И отпустили их только после того, как Ясон и все остальные внесли залог.

10 Как только наступила ночь, братья переправили Павла и Силу в Берею. Там они пришли в еврейскую синагогу. (11) Люди здесь оказались более открытыми, чем в Фессалонике. Они с полной готовностью приняли Весть и целыми днями исследовали Писание, проверяя, верно ли говорит Павел. (12) Многие из них поверили, поверило также немало знатных греческих женщин и мужчин.

13 Но когда евреи в Фессалонике узнали, что Павел возвестил Божью Весть и в Берее, они тоже явились туда и стали сеять смуту и подстрекать чернь.

14 Братья тут же отправили Павла к морю, а Сила с Тимофеем остались в городе.

15 Провожатые довели Павла до Афин и вернулись назад с письмом для Силы и Тимофея. В этом письме Павел писал, чтобы они пришли к нему как можно скорее.

16 А в Афинах, дожидаясь их, Павел весь кипел от негодования, видя, что  город полон статуй языческих богов. (17) В синагоге он беседовал с евреями и теми, кто почитал единого Бога и, кроме того, каждый день разговаривал на площади с прохожими. (18) С ним спорили и философы – эпикурейцы и стоики.

    – Что он хочет сказать, этот пустослов? – говорили одни.

    – Он, кажется, говорит о каких-то странных божествах, – говорили другие.

А проповедовал им Павел об Иисусе и Воскресении.

19 Они повели Павла в Ареопаг.

    – Нельзя ли нам узнать, что это за новое учение, которому ты учишь? – спросили его в Ареопаге. – (20) Кое-что в нем звучит для нас странно, и мы бы хотели знать, что ты имеешь в виду.

21 Ведь для всех афинян и иностранцев, живущих в городе, нет большего развлечения, чем узнавать и обсуждать все новейшие идеи.

22 Павел, представ перед Ареопагом, заговорил:

    – Афиняне, я вижу по всему, что вы люди в высшей степени почитающие богов. (23) Когда я ходил и осматривал ваши святыни, я обнаружил алтарь, на котором написано: "НЕИЗВЕСТНОМУ БОГУ". Именно этого Бога, которого вы, не зная, уже почитаете, я возвещаю вам. (24) Бог, создавший мир и всё, что в мире, Господин неба и земли, не живет в храмах, построенных для Него руками людей. (25) Он не нуждается ни в чём из того, что могли бы предоставить Ему человеческие руки. Наоборот, это Он дал всем всё, в том числе жизнь и дыхание. (26) От одного-единственного человека Он произвел все народы, чтобы они населили всю землю, заранее определив для них и точные времена, и границы их обитания. (27) Он сделал это, чтобы люди искали Бога, чувствуя, что Он совсем недалеко от каждого из нас, и могли Его найти.

28 "Ведь в Нём мы живем, и движемся, и существуем".

То же самое сказали и некоторые из ваших поэтов:

"Ибо мы все Его род".

29 И раз мы Божий род, не пристало нам думать, что Бог таков, каким Его изображает – в золоте, в серебре или в камне – человеческое искусство по человеческим представлениям.

30 Бог всё это прощал в те времена, когда о Нём не знали. Но теперь Он повелевает всем людям везде, где бы они ни жили, раскаяться, (31) потому что Он уже определил день, когда будет судить вселенную праведным судом, и уже назначил Человека, который будет судьей. Он дал всем людям доказательство этого, воскресив Его из мертвых.

32 Услышав о воскресении мертвых, одни расхохотались, другие же сказали:

    – Мы бы послушали тебя еще раз.

33 Тогда Павел покинул их. (34) И всё же несколько человек уверовали и присоединились к нему, среди них член Ареопага Дионисий, женщина по имени Дамарида и целый ряд других.

 

18 1 После этого Павел, покинув Афины, пошел в Коринф. (2) Там он повстречал одного еврея по имени Аквила, родом с Понта, и его жену Прискиллу. Они недавно приехали из Италии, потому что Клавдий приказал всем евреям покинуть Рим. Павел пришел к ним. (3) И посколько у них было одно ремесло, он остановился у них и вместе с ними работал: они занимались изготовлением палаток.

4 Каждую субботу Павел беседовал в синагоге, стремясь убедить и евреев, и язычников. (5) После того как из Македонии прибыли Сила с Тимофеем, Павел посвятил все свое время проповеди Слова, свидетельствуя перед евреями, что Иисус – Помазанник Божий. (6) Но когда они стали ему резко возражать и осыпать бранью, он отряхнул плащ и сказал им:

    – Вы сами повинны в своей погибели. Отныне я с чистой совестью ухожу к язычникам.

7 И он покинул их и перешел в дом некоего Тития Юста, почитавшего единого Бога; он жил по соседству с синагогой. (8) Крисп, старейшина синагоги, тоже поверил в Господа, а с ним и все его домочадцы. Многие коринфяне, услышав Весть, тоже стали обращаться к вере и креститься.

9 Однажды ночью Павлу было видение, в котором Господь сказал ему: "Не бойся, говори, не умолкай! (10) Ведь Я с тобой, и никто не причинит тебе зла, потому что в этом городе много Моего народа". (11) Павел провел там полтора года и учил, проповедуя Божью Весть.

12 Но когда проконсулом Ахайи стал Галлион, евреи, сговорившись, схватили Павла и привели его к нему на суд.

13 – Этот человек убеждает людей почитать Бога не так, как велит наш Закон, – говорили они.

14 Павел не успел рта раскрыть, как Галлион заявил евреям:

    – Если бы речь шла о преступления или каком-нибудь злодеянии, я бы вас выслушал. (15) Но раз всё дело в словах, в мнениях и в вашем Законе, то разбирайтесь сами! Тут я не намерен быть судьей!

16 И он прогнал их. (17) Тогда все набросились на старейшину синагоги Сосфена и стали избивать его прямо перед судейским помостом. Но Галлиону не было до этого никакого дела.

18 Павел еще много дней оставался с братьями. Простившись с ними, он отплыл с Прискиллой и Аквилой в Сирию. В Кенхреях он остриг себе голову, потому что некогда дал обет. (19) В Эфесе они сошли на берег. Павел оставил их, а сам пошел в синагогу и стал беседовать с евреями. (20) Его просили задержаться у них, но он не согласился. (21) "Если будет на то Божья воля, я еще приду к вам", – сказал он на прощание.

Павел отплыл из Эфеса. (22) Он прибыл в Кесарию, а оттуда направился в Иерусалим, навестил общину, а потом пошел в Антиохию. (23) Он пробыл там некоторое время, а затем ушел и обошел всю Галатию и Фригию, укрепляя дух учеников.

24 В Эфесе появился один еврей по имени Аполлос, родом из Александрии, человек красноречивый и знаток Писания. (25) Но хотя он и был наставлен в Пути, проповедовал с большим жаром и очень верно учил всему, что касалось Иисуса, он знал только омовение Иоанна. (26) Он смело стал проповедовать в синагоге.

Прискилла и Аквила, послушав его, пригласили его к себе и более точно изложили ему Путь Божий. (27) Когда он решил отправиться в Ахайю, братья позаботились о нем и дали ему письмо к ученикам с просьбой принять его.

Прибыв туда, он очень помог тем, кто благодаря милости Божьей обрел веру. (28) В открытых спорах он убедительно опровергал доводы евреев и доказывал словами Писаний, что Иисус – Помазанник Божий.

 

19 1 В то время когда Аполлос был в Коринфе, Павел пересек плоскогорье, пришел в Эфес и встретил там несколько учеников.

2  – Получили ли вы Святой Дух, когда поверили? – спросил он.

    – Мы и не слыхали о Святом Духе.

3  – Как же тогда вы крестились?

    – Нас омыл Иоанн.

4  – Иоанн омывал в знак возвращения к Богу, – сказал Павел. – Но он говорил народу, что они должны поверить в Того, кто придет после него, то есть в Иисуса.

5 Узнав об этом, они приняли крещение во имя Господа Иисуса. (6) Когда Павел возложил на них руки, на них сошел Святой Дух и они стали говорить на неведомых языках и пророчествовать. (7) А было их человек двенадцать.

8 Потом Павел пошел в синагогу и бесстрашно проповедовал там в течение трех месяцев; он говорил о Царстве Бога и убеждал своих слушателей. (9) Когда же некоторые, упорствуя в неверии, стали поносить перед всеми Путь Господень, Павел покинул их, забрав с собой учеников.

Теперь он каждый день проводил беседы в школе Тиранна. (10) Это продолжалось два года, так что все жители провинция Азия, и евреи и язычники, смогли услышать Весть о Господе.

11 Бог творил руками Павла удивительные чудеса. (12) Достаточно было принести больным платки или фартуки, в которых он работал, как болезни оставляли их и злые духи выходили. (13) И тут даже некоторые евреи, бродячие заклинатели, изгоняя из одержимых злых духов, стали произносить имя Господа Иисуса. "Заклинаю вас Иисусом, которого проповедует Павел!" – говорили они.

14 Сделали это и семь сыновей некоего Скевы, еврейского первосвященника. (15) Но злой дух сказал им в ответ: "Иисуса я знаю. Павел мне тоже известен. А вот вы кто такие?" (16) И человек, в котором был злой дух, набросился на них с такой яростью, что одолел их всех, одного за другим, и они выскочили из того дома голые и израненные.

17 Это стало известно всем евреям и язычникам, жившим в Эфесе. На всех напал страх, и они стали относиться к имени Господа Иисуса с большим благоговением. (18) Многие из поверивших пришли к Павлу и открыто сознались в том, что пользовались заклинаниями. (19) И немало тех, кто занимался чародейством, принесли свои книги и при всем народе сожгли их. Когда подсчитали стоимость книг, оказалось, что стоили они пятьдесят тысяч драхм.

20 Вот так мощно, широко и успешно распространялось Слово Господа.

21 Когда всё было здесь завершено, Павел решил отправиться через Македонию и Ахайю в Иерусалим. "А после того, как я там побываю, мне надо повидать Рим", – говорил он. (22) Он послал в Македонию двух своих помощников, Тимофея и Эраста, а сам еще на время задержался в провинции Азия.

23 А тем временем случилась немалая смута из-за Пути. (24) Был некто, серебряных дел мастер, по имени Деметрий, изготовлявший серебряные изображения храма Артемиды. Он обеспечивал работой многих мастеров. (25) Собрав их и других собратьев по ремеслу, Деметрий сказал:

    – Друзья, вы знаете, что от этого ремесла зависит наше благосостояние. (26) Но вы сами видите и слышите, что творит этот Павел. Он говорит, что боги, сделанные человеческими руками, вовсе не боги. И он сумел убедить в этом немало народа в Эфесе и почти по всей Азии. (27) А это грозит не только тем, что наше ремесло приобретет дурную славу, но и тем, что само святилище великой богини Артемиды придет в упадок, и в конце концов умалится величие богини, которую чтит вся Азия и весь мир!

28 Услышав это, все пришли в ярость и закричали:

    – Да славится великая Артемида Эфесская!

29 Волнение охватило весь город, все дружно устремились в театр, потащив туда спутников Павла, македонян Гайя и Аристарха. (30) Павел хотел выйти к народу сам, но его не пустили ученики. (31) Кроме того, кое-кто из влиятельных в этой провинции граждан, друзей Павла, передал ему просьбу не появляться в театре.

32 В собрании тем временем царила полная неразбериха: одни кричали одно, другие другое, большинство даже не знало, зачем они здесь собрались. (33) Кто-то из толпы потребовал от Александра – его вытолкнули вперед евреи – объяснить народу, что здесь происходит. Александр, сделав знак рукой, хотел начать оправдываться, (34) но, узнав, что он еврей, все в один голос закричали: "Да славится великая Артемида Эфесская!" – и целых два часа не умолкали. (35) В конце концов городской секретарь утихомирил толпу.

    – Граждане Эфеса! – сказал он. – Есть ли хоть один человек, которому было бы неизвестно, что город Эфес является хранителем храма великой богини Артемиды и ее священного изображения, упавшего с неба? (36) Никто этого не оспаривает. Итак, вам надо успокоиться и не допускать опрометчивых поступков. (37) Вы привели сюда этих людей, но ведь они не грабили храма и не хулили нашу богиню. (38) Итак, если Деметрий с мастерами кого-то в чём-то обвиняют, для этого есть власти и суды, пусть обратятся с иском туда. (39) А если вы требуете чего-то большего, тогда дело будет решено на законно созванном собрании граждан. (40) Иначе мы рискуем, что за сегодняшние события нас обвинят в мятеже, потому что для этого сборища нет никаких оснований и мы ничего не сможем привести в свое оправдание.

И с этими словами он распустил собрание.

 

20 После того как смута прекратилась, Павел собрал учеников и, ободрив их, попрощался с ними и отправился в Македонию. (2) Когда он проходил через те края, он много беседовал с братьями, вселяя в них бодрость. Наконец он прибыл в Грецию, (3) где оставался три месяца. Он собирался плыть оттуда в Сирию, но, узнав, что евреи готовят против него заговор, пошел в обратный путь через Македонию. (4) Его сопровождали Сопатр, сын Пирра, из Береи, фессалоникийцы Аристарх и Секунд, Гай из Дербы, Тимофей, а также Тихик и Трофим, оба родом из Азии. (5) Они вышли раньше и дожидались нас в Троаде. (6) А мы отплыли из Филипп после праздника Пресных Хлебов и через пять дней прибыли к ним в Троаду, где провели неделю.

7 В первый день недели мы собрались все вместе для преломления хлеба. На следующий день Павел должен был уходить, поэтому долго беседовал с учениками и проговорил до полуночи. (8) В верхней комнате, где мы собрались, горело много светильников. (9) Юноша по имени Евтих сидел у открытого окна, и, так как проповедь Павла затянулась, его сморил сон, и во сне он выпал из окна третьего этажа. Когда его подняли, он был мертв. (10) Павел спустился вниз, прижался к нему и крепко обхватил его руками. "Не волнуйтесь, он жив", – сказал он. (11) Вернувшись наверх, он преломил хлеб и, поев, продолжал беседу до рассвета, а потом ушел. (12) А юношу, ко всеобщей радости, увели домой живого.

13 Мы же, не дожидаясь Павла, сели на корабль и приплыли в Асс, где должны были взять его к себе на борт. Так он распорядился, потому что сам решил добираться до Асса по суше. (14) В Ассе он нас встретил; мы взяли его к себе на корабль и поплыли в Митилену. (15) На другой день мы проплыли вдоль побережья Хиоса, на следующий после этого день добрались до Самоса, а назавтра уже были в Милете.

16 Павел решил плыть без остановки в Эфесе, чтобы не задерживаться в Азии. Он очень торопился, потому что хотел попасть в Иерусалим, если удастся, ко дню Пятидесятницы.

17 Из Милета он послал в Эфес за старейшинами эфесской церкви. (18) Когда они пришли к нему, он сказал:

    – Вы сами знаете, как я прожил всё это время, будучи с вами, с первого дня, когда я вступил на землю Азии, (19) как служил Господу с великим смирением, в слезах, подвергаясь тяготам и испытаниям из-за евреев и их заговоров. (20) Я ничего не упустил из того, что считал для вас важным и полезным, когда проповедовал и учил вас – и при народе, и по домам. (21) Я заклинал и евреев, и язычников вернуться к Богу и поверить в Господа нашего Иисуса. (22) А теперь я покоряюсь велению Духа и иду в Иерусалим. Я не знаю, что там меня ждет. (23) Одно знаю: в какой бы город я ни пришел, Святой Дух всюду говорил мне, что мне грозит тюрьма и беды. (24) Но я свою жизнь ни во что не ставлю. Лишь бы дал мне Бог завершить мой путь и служение, что я получил от Господа Иисуса – возвестить Радостную Весть о великой Божьей доброте!

25 И вот теперь я знаю, что никто из вас, среди которых я возвещал Царство, не увидит больше моего лица! (26) Поэтому сегодня я торжественно вам заявляю: моя совесть чиста, я не повинен ни в чьей гибели. (27) Я всё сделал для того, чтобы воля Бога стала вам известна. (28) Следите за собой и за всем стадом, смотреть за которым поставил вас Святой Дух. Пасите Церковь Божью – Он приобрел ее Себе ценой крови собственного Сына.

29 Я знаю, что после моего ухода к вам придут волки лютые и не пощадят стада. (30) Даже среди вас самих появятся люди, которые речами своими всё извратят, чтобы увести за собой учеников. (31) Поэтому будьте бдительны, помните, что целых три года непрестанно, днем и ночью, со слезами наставлял я каждого из вас. (32) И теперь я поручаю вас Богу и Слову Его благодатной любви, могущему укрепить вашу веру и дать вам всё то, что Он обещал святому Своему народу.

33 Я ничьего не пожелал ни серебра, ни золота, ни одежды. (34) Вы сами знаете, вот этими руками я зарабатывал на жизнь и себе, и своим спутникам. (35) Я тем самым показал вам пример: вам тоже следует так же трудиться и поддерживать немощных и слабых. Вы должны помнить слова Господа Иисуса, ведь это Он сказал: "Радостней давать, чем получать".

36 С этими словами Павел опустился на колени вместе со всеми и помолился. (37) Все рыдали, обнимали Павла и горячо его целовали, (38) больше всего горюя от того, что им никогда уже не придется увидеть его лицо. Потом они проводили его на корабль.

 

21 1 Наконец мы распрощались с ними и отплыли, взяв курс на Кос. На следующий день мы прибыли в Родос, а оттуда в Патару, (2) где нашли корабль, отправлявшийся в Финикию. Мы сели на него и отплыли. (3) Мы проплыли вдоль побережья Кипра (он остался у нас слева), и прибыли в Сирию. В Тире судно должно было разгружаться, и мы сошли на берег. (4) Там мы разыскали учеников и пробыли у них неделю. Ученики, по внушению Духа, уговаривали Павла не идти в Иерусалим. (5) Когда время нашей стоянки закончилось, мы двинулись в путь, а они вместе с женами и детьми проводили нас из города в порт. Преклонив на берегу колени, мы помолились (6) и, попрощавшись, поднялись на корабль, а они вернулись к себе.

7 Мы завершили плавание, начатое в Тире, высадившись на берег в Птолемаиде. Там мы навестили братьев и пробыли у них один день. (8) Наутро мы двинулись в путь, добрались до Кесарии и пришли к проповеднику Радостной Вести Филиппу, одному из семи, у него мы остановились. (9) У Филиппа было четыре незамужние дочери, все пророчицы.

10 После того, как мы пробыли у него несколько дней, пришел из Иудеи некий пророк по имени Агав. (11) Он явился к нам и, взяв пояс Павла, связал им себе руки и ноги.

    – Вот что говорит Святой Дух, – сказал он. – "Так свяжут евреи в Иерусалиме того человека, кому принадлежит этот пояс, и выдадут его язычникам".

12 Услышав это, и мы, и здешние христиане все вместе стали умолять Павла не ходить в Иерусалим.

13 – Что вы делаете? Зачем плачете и раздираете мне сердце? – ответил Павел. – Я готов в Иерусалиме не только к тюрьме, но и к смерти ради имени Господа Иисуса!

14 Не сумев его переубедить, мы сдались:

    – Пусть исполнится воля Господа!

15 Через несколько дней мы собрались в дорогу и направились в Иерусалим. (16) С нами шло и несколько учеников из Кесарии, они привели нас к некоему Мнасону; он родом с Кипра, из числа давних учеников. У него мы должны были остановиться.

17 И вот мы прибыли в Иерусалим. Братья приняли нас очень тепло.

18 На следующий день Павел вместе с нами отправился к Иакову, куда собрались и все старейшины. (19) Поздоровавшись с ними, Павел подробно рассказал обо всем, что совершил Бог среди язычников за время его служения. (20) Выслушав его, они воздали славу Богу, а потом сказали:

    – Ты видишь, брат, среди евреев несметное число уверовавших и все они ревнители Закона. (21) А им внушают, что ты, дескать, учишь всех евреев, живущих среди язычников, отступничеству от Моисея и отговариваешь их делать обрезание своим сыновьям и соблюдать наши обычаи. (22) Что же делать? Люди непременно узнают, что ты здесь. (23) Сделай то, что мы тебе советуем: есть здесь у нас четыре человека, они взяли на себя обет. (24) Пойди и соверши с ними обряды очищения и оплати их расходы, чтобы они смогли остричь волосы. Тогда все будут знать, что ты сам строго соблюдаешь Закон, а болтают о тебе пустое. (25) Что же касается поверивших язычников, они должны выполнять наше постановление, о котором мы им писали: касательно пищи, принесенной в жертву языческим богам, крови и мяса удавленных животных, а также разврата.

26 Тогда Павел, взяв этих людей, на следующий день совершил с ними обряд очищения и пришел в Храм сообщить, когда закончится срок, необходимый для очищения, после чего за каждого из них будет принесена жертва.

27 Эти семь дней уже были на исходе, когда евреи из провинции Азия, увидев его в Храме, возбудили толпу и схватили его.

28 – Израильтяне! На помощь! – кричали они. – Вот этот человек, который своим учением всех повсюду настраивает против нашего народа, против Закона и этого места. А теперь он даже привел язычников в Храм и осквернил это святое место!

29 Дело в том, что накануне они видели в городе вместе с Павлом Трофима из Эфеса и решили, что Павел и его привел в Храм.

30 Весь город забурлил, сбежался народ, Павла схватили и потащили из Храма. Двери Храма тут же были закрыты. (31) Толпа убила бы Павла, но в это время трибуну когорты доложили, что весь Иерусалим охвачен волнениями, (32) и тот немедленно бросился туда с воинами и центурионами. Толпа, увидев трибуна и воинов, перестала бить Павла. (33) Трибун подошел и арестовал Павла, приказал надеть на него две цепи. Потом он спросил, кто этот человек и что он сделал. (34) Но в толпе одни кричали одно, а другие другое, и трибун из-за шума не мог получить вразумительного ответа. Поэтому он приказал отвести Павла в крепость. (35) Когда тот уже был на лестнице, толпа пришла в такое буйство, что воинам пришлось нести его на руках. (36) А толпа всё шла следом и кричала:

    – Смерть ему!

37 Перед тем как войти в крепость, Павел обратился к трибуну:

    – Можно мне сказать тебе несколько слов?

    – Ты знаешь греческий? – спросил трибун. – (38) Так значит, ты не тот египтянин, который недавно поднял мятеж и увел за собой в пустыню четыре тысячи головорезов?

39 – Я еврей, – возразил Павел, – гражданин Тарса, что в Киликии, а это город не из последних. Прошу тебя, разреши мне поговорить с народом.

40 Тот разрешил, и Павел, стоя на верхних ступенях лестницы, сделал народу знак рукой, прося тишины. Все затихли, и Павел заговорил по-еврейски:

 

22 – Братья и отцы! Выслушайте, что я вам скажу в свое оправдание!

2 Когда они услышали, что он говорит по-еврейски, стало совсем тихо.

3  – Я еврей, – продолжал Павел, – родился в киликийском городе Тарсе, получил образование здесь, в этом городе, под руководством Гамалиила и был воспитан в самом строгом соблюдении отеческого Закона. Я ревностно исполнял все обязанности перед Богом – так же, как и вы сегодня. (4) Я беспощадно, вплоть до смерти, преследовал тех, кто шел Путем Господним, хватал и бросал в тюрьмы мужчин и женщин. (5) Мои слова могут подтвердить первосвященник и все старейшины. Это от них я получил письма к соплеменникам в Дамаск и отправился туда с намерением арестовать тамошних христиан и доставить их в Иерусалим для наказания.

6 Но в пути, когда я был уже недалеко от Дамаска, около полудня, вокруг меня вдруг вспыхнул ослепительный свет с неба. (7) Я упал на землю и услышал голос, говоривший мне: "Саул, Саул! Почему ты Меня гонишь? – (8) "Кто Ты, Господь?" – спросил я. – "Я Иисус Назарянин, которого ты гонишь", – ответил Он. (9) Мои спутники видели свет, но голоса, говорившего со мной, не слышали. (10) "Что мне делать, Господь?" – спросил я. – "Встань и иди в Дамаск, – сказал мне Господь. – Там тебе скажут, что делать". (11) Свет был такой силы, что я перестал видеть, и мои спутники взяли меня под руки и отвели в Дамаск. (12) Там ко мне пришел некий Анания, человек, строго соблюдающий Закон; его очень уважают все дамасские евреи. (13) Он пришел ко мне и, став рядом, сказал: "Брат Саул, прозри!" И в тот же миг я прозрел и увидел его. (14) "Бог наших отцов, – продолжал Анания, – избрал тебя, чтобы ты узнал Его волю, увидел Праведника и услышал голос из Его уст, (15) потому что ты должен стать Его свидетелем перед всеми людьми и рассказать о том, что видел и слышал. (16) Так зачем медлить? Встань, крестись и омой грехи, призвав Его имя!"

17 А когда я вернулся в Иерусалим и молился в Храме, мне было видение, (18) и я увидел Его. Он сказал мне: "Поспеши и покинь Иерусалим немедленно, потому что здесь не примут твоего свидетельства обо Мне". – (19) "Господь! – ответил я. – Они знают, что я бросал в тюрьмы и избивал в синагогах верующих в Тебя. (20) И когда пролилась кровь Твоего свидетеля Стефана, я стоял рядом, я был на стороне убийц и стерег их одежду". (21) И тогда Он сказал мне: "Ступай, Я пошлю тебя далеко, к язычникам".

22 До этих слов толпа его слушала, но тут все подняли крик:

    – Стереть его с лица земли! Он не должен жить!

23 И так как они кричали, и размахивали плащами, и взметали пыль, (24) то трибун велел отвести его в крепость и там бичевать, чтобы дознаться, чем вызван такой крик против него. (25) Когда Павла привязали ремнями к столбу, он сказал дежурному центуриону:

    – Разве вам позволено бичевать римского гражданина, причем без суда и следствия?

26 Услышав это, центурион подошел к трибуну и сказал:

    – Что ты делаешь?! Этот человек – римский гражданин!

27 – Скажи, ты правда римский гражданин? – спросил трибун, подойдя к Павлу.

    – Да, – ответил Павел.

28 – Мне это гражданство стоило кучи денег, – сказал трибун.

    – А я родился римским гражданином.

29 Воины, которые должны были бичевать Павла, поспешно отошли от него. А трибун, узнав, что он надел цепи на римского гражданина, испугался.

30 На следующий день трибун, желая выяснить, в чем евреи обвиняют Павла, снял с него цепи и велел собраться старшим священникам и всему Совету. Он доставил Павла в Совет и поставил его перед ними.

 

23 Павел, устремив глаза на членов Совета, заговорил:

    – Братья! Всю свою жизнь вплоть до сегодняшнего дня я служил Богу честно и добросовестно.

2 Первосвященник Анания приказал служителям ударить Павла по лицу.

3  – А тебя ударит Бог, ты, побеленная стена! – сказал ему Павел. – Ты сидишь здесь, чтобы судить меня по Закону, а сам нарушил Закон, приказав меня бить!

4  – Ты оскорбляешь первосвященника Божьего?! – возмутились служители.

5  – Братья, я не знал, что он первосвященник, – ответил Павел. – В Писании сказано: "Не говори дурно о правителе народа".

6 Увидев, что часть Совета состоит из саддукеев, а часть – из фарисеев, Павел громко воскликнул:

    – Братья, я фарисей и сын фарисеев! Меня судят за то, что мы уповаем на воскресение мертвых!

7 После этих слов между фарисеями и саддукеями начался ожесточенный спор, и собрание раскололось. (8) Дело в том, что саддукеи утверждают, что нет ни воскресения, ни ангелов, ни духов, а фарисеи всё это признают. (9) Поднялся громкий крик. Несколько учителей Закона из фарисеев встали и возмущенно заявили:

    – Мы не находим ничего преступного в этом человеке! А вдруг с ним действительно говорил дух или ангел!

10 Спор разгорелся до такой степени, что трибун, опасаясь, как бы Павла не разорвали на части, приказал отряду воинов войти в зал заседания, забрать у них Павла и отвести в крепость.

11 На следующую ночь Господь предстал перед Павлом. "Смелее! – сказал Он Павлу. – Так же, как ты свидетельствовал в Иерусалиме, ты должен будешь теперь свидетельствовать в Риме".

12 С наступлением дня собралось целое сборище евреев, они дали зарок не есть и не пить, пока не убьют Павла. (13) Таких заговорщиков было свыше сорока человек. (14) Придя к старшим священникам и старейшинам, они сказали:

    – Мы клятвенно зареклись ничего в рот не брать, пока не убьем Павла. (15) А теперь вам и Совету надо послать к трибуну, пусть он приведет к вам Павла, как будто вы хотите тщательнее расследовать его дело. Мы же будем наготове и расправимся с ним еще до того, как он сюда войдет.

16 Но об этом заговоре услышал племянник Павла, сын его сестры. Он пришел в крепость и рассказал все Павлу. (17) Тот позвал одного из центурионов.

    – Отведи этого юношу к трибуну, – сказал он, – у него есть для него сообщение.

18 Центурион отвел его к трибуну.

    – Меня позвал заключенный Павел и попросил отвести к тебе этого юношу, ему надо о чём-то с тобой поговорить, – доложил он.

19 Трибун взял юношу за руку и отвел в сторону.

    – Так что ты хотел мне сообщить? – спросил он, оставшись с ним наедине.

20 – Евреи сговорились просить тебя, чтобы ты завтра привел Павла в Совет, – ответил тот. – Они якобы хотят тщательнее разобраться в его деле. (21) Но ты им не верь! Павла будут поджидать в засаде свыше сорока человек. Они дали зарок не есть и не пить, пока не убьют его. Они уже готовы и ждут только твоего распоряжения.

22 – Никому не проговорись, что ты мне это рассказал, – ответил трибун и отпустил юношу. (23) Затем он позвал к себе двух центурионов и приказал:

    – Приведите в готовность двести воинов и еще семьдесят всадников и двести легковооруженных. В девять часов вечера они должны отправиться в Кесарию. (24) Приготовьте лошадей для Павла и доставьте его к прокуратору Феликсу целым и невредимым.

25 Он написал письмо такого содержания: (26) "Клавдий Лисий приветствует сиятельного прокуратора Феликса. (27) Этот человек был схвачен евреями, и они собирались его убить. Но я с отрядом воинов отбил его, узнав, что он римский гражданин. (28) Пожелав выяснить, в чем его обвиняют, я привел его в их Совет. (29) Я обнаружил, что он не совершил ничего, что заслуживало бы смерти или тюремного заключения: обвинения против него касаются лишь спорных вопросов их Закона.

30 Получив сведения, что против него существует заговор, я немедленно отослал его к тебе и сообщил его обвинителям, что они должны будут изложить свои обвинения перед тобой".

31 Воины, в соответствии с полученным приказом, взяли Павла и ночью доставили в Антипатриду. (32) На следующий день, отправив с ним всадников, они вернулись в крепость; (33) всадники же, прибыв в Кесарию, вручили прокуратору письмо и передали ему Павла. (34) Прокуратор, прочитав письмо, спросил Павла, из какой он провинции, и узнав, что из Киликии, (35) сказал:

    – Я выслушаю твое дело, когда сюда явятся обвинители.

И он приказал держать Павла под стражей во дворце Ирода.

 

24 Через пять дней прибыл первосвященник Анания и с ним несколько старейшин, а также адвокат – некий Тертулл. Они выдвинули перед прокуратором обвинения против Павла. (2) Затем был вызван сам Павел, и Тертулл начал обвинительную речь:

    – Сиятельный Феликс! Тебе и твоему мудрому правлению мы обязаны прочным миром. Мы благодарны тебе и за ряд важных преобразований для нашего народа, которые мы всюду и всегда с готовностью принимаем.

4 Я не хочу отнимать у тебя много времени, поэтому прошу благосклонно выслушать наш краткий рассказ. (5) Мы находим, что этот человек хуже чумы: он во всём мире сеет смуту среди евреев, будучи одним из предводителей назарянской секты. (6) Он даже попытался осквернить Храм, и мы его задержали. (7) (8) Если ты допросишь его, ты сам убедишься в обоснованности всех наших обвинений.

9 Евреи поддержали его, утверждая, что дело обстоит именно так. (10) Прокуратор подал Павлу знак, и тот заговорил:

    – Я знаю, что в течение многих лет ты осуществляешь правосудие в нашей стране, и поэтому с готовностью приступаю к своей защите. (11) Ты сам сможешь удостовериться, что я прибыл в Иерусалим в качестве паломника не далее как двенадцать дней тому назад. (12) Они не застигли меня ни когда я спорил с кем-либо в Храме, ни когда подстрекал народ в синагогах или в другом месте города. (13) Они не могут доказать обвинений, которые выдвигают против меня. (14) Я заявляю тебе: именно потому, что я придерживаюсь Пути, который они называют сектой, я почитаю Бога наших отцов. Я верю во все то, что написано в Законе Моисея и у Пророков. (15) У меня то же упование на Бога, что и у них самих, а именно: что будет воскресение как праведных, так и неправедных. (16) Как и они, я всегда стараюсь, чтобы совесть моя была чиста перед Богом и людьми.

17 После многих лет отсутствия я пришел в Иерусалим, чтобы доставить моему народу денежную помощь и совершить жертву. (18) Они застали меня в Храме после того, как я совершил обряд очищения. Не было вокруг меня ни сборищ, ни каких-либо беспорядков. (19) Но несколько азийских евреев... Вот они и должны были предстать перед тобой и обвинить меня, если у них есть для этого основания... (20) Или пусть вот эти скажут: в каком преступлении они меня признали виновным, когда я стоял перед Советом? (21) Разве только в том, что я, стоя там, выкрикнул: "Вы судите меня сегодня за воскресение мертвых!"

22 На этом Феликс, лучше многих знающий, что такое Путь Господень, закрыл судебное заседание, сказав:

    – Я решу ваше дело, когда прибудет трибун Лисий.

23 Он приказал центуриону держать Павла под стражей, впрочем, без излишней строгости, и не запрещать его друзьям заботиться о его нуждах.

24 Спустя несколько дней Феликс пришел со своей женой Друзиллой (она была еврейка), позвал к себе Павла и выслушал то, что он рассказывал о вере в Христа Иисуса. (25) Но когда тот стал говорить о праведном образе жизни, о воздержании и о грядущем суде, Феликс испугался.

    – На сегодня хватит, ступай, – сказал он. – Когда у меня будет время, я позову тебя.

26 Но вместе с тем он надеялся, что Павел даст ему денег, и поэтому довольно часто посылал за ним и вел с ним беседы.

27 Прошло два года, и Феликса сменил в должности прокуратора Поркий Фест. Но Феликс, желая угодить евреям, оставил Павла под стражей.

 

25 Через три дня после прибытия в провинцию Фест направился из Кесарии в Иерусалим. (2) Старшие священники и виднейшие люди города выдвинули перед ним обвинения против Павла и просили (3) его благосклонности и позволения перевести Павла в Иерусалим. Дело в том, что они сговорились убить его по дороге. (4) Но Фест ответил, что Павел останется под стражей в Кесарии, куда и он сам вскоре намерен отправиться.

5  – Пусть влиятельные люди из ваших едут со мной, – сказал он, – и, если этот человек совершил преступление, там изложат против него свои обвинения.

6 Пробыв в Иерусалиме не больше восьми или десяти дней, он вернулся в Кесарию. Уже на следующий день он сел в судейское кресло и велел привести Павла. (7) Как только Павел появился, его обступили пришедшие из Иерусалима евреи, выдвигая против него обвинения во множестве тяжких преступлений, но доказать их они не могли.

8  – Я ни в чём не повинен ни перед еврейским Законом, ни перед Храмом, ни перед цезарем, – защищался Павел.

9 Фест, желая заручиться расположением евреев, спросил Павла:

    – Не хочешь ли отправиться в Иерусалим, чтобы я рассмотрел твое дело там?

10 – Я стою перед судом цезаря, и судить меня должны здесь, – ответил Павел. – Я не причинил евреям никакого зла, ты сам это прекрасно знаешь. (11) Если же я преступил закон и совершил нечто такое, за что полагается смертная казнь, я не стану уклоняться от смерти. А если за мной нет ничего из того, в чем меня обвиняют, никто не в праве меня им выдать. Я требую суда императора!

12 Тогда Фест, переговорив со своими советниками, сказал:

    – Ты потребовал суда императора? Отправишься к императору.

13 Спустя несколько дней в Кесарию прибыли с визитом к Фесту царь Агриппа с Береникой. (14) После того как они провели там несколько дней, Фест рассказал царю о деле Павла:

    – Здесь есть один заключенный; его оставил под стражей Феликс. (15) Когда я был в Иерусалиме, старшие священники и еврейские старейшины выдвинули против него ряд обвинений, требуя от меня обвинительного приговора. (16) Я ответил им, что не в обычае римлян выдавать человека, прежде чем обвиняемый не встретится лицом к лицу с обвинителями и не получит возможности защитить себя от предъявленных ему обвинений. (17) Когда они со мной прибыли сюда, я, не теряя времени, уже на следующий день сел в судейское кресло и велел привести этого человека. (18) Вопреки моим ожиданиям, его обвинители, встретившись с ним, не предъявили ему ни одного обвинения, которое я счел бы серьезным. (19) Это были лишь спорные вопросы, касающиеся их религии и некоего Иисуса, уже умершего, причем Павел утверждал, что человек этот жив. (20) Сознавая себя недостаточно сведущим в подобного рода вопросах, я спросил Павла, не хочет ли он отправиться в Иерусалим и там предстать перед моим судом. (21) Но он потребовал для себя августейшего суда, и я приказал держать его под стражей, пока не изыщу возможности отправить его к цезарю.

22 – Мне тоже хотелось бы послушать этого человека, – сказал Фесту Агриппа.

    – Завтра ты его услышишь.

23 На следующий день, явившись с превеликой пышностью, Агриппа и Береника проследовали в зал заседаний вместе с трибунами и городской знатью. По приказу Феста ввели Павла.

24 – Царь Агриппа и все собравшиеся вместе с нами в этом зале! – заговорил Фест. – Вы видите перед собой человека, по поводу которого ко мне обращаются все евреи, как иерусалимские, так и здешние. И все они кричат, что его нельзя оставлять в живых. (25) Но я, со своей стороны, пришел к выводу, что он не совершил ничего, что заслуживало бы смерти. А так как он потребовал августейшего суда, я решил отослать его к цезарю. (26) Но я не совсем ясно представляю себе, что писать государю. Вот почему я привел его к вам, особенно к тебе, царь Агриппа, чтобы после рассмотрения дела я знал, что мне писать цезарю. (27) Я полагаю неразумным, посылая заключенного, не указать, в чём именно его обвиняют.

 

26 – Тебе разрешается изложить свое дело, – сказал Агриппа Павлу.

Тогда Павел вскинул руку и начал свою защиту:

2  – Царь Агриппа! Я почитаю за счастье, что сегодня я могу защищаться от всех обвинений, которые выдвинуты против меня евреями, перед тобой. (3) Ты прекрасно знаешь как все еврейские обычаи, так и спорные вопросы. Поэтому прошу тебя великодушно меня  выслушать.

4 Итак, жизнь моя с юных лет известна всем евреям: с самого начала я жил среди своего народа, в Иерусалиме. (5) Они знают меня издавна и могут подтвердить, если пожелают, что я принадлежал к самому строгому направлению нашей религии – фарисеям. (6) И теперь я стою перед судом за то, что уповаю на обещание, которое Бог дал нашим отцам. (7) Все двенадцать наших племен, служа Богу денно и нощно, жили надеждой, что это сбудется! Царь! Вот за это меня и обвиняют евреи! (8) Есть ли, по-вашему, что-нибудь невероятное в том, что Бог воскрешает мертвых?

9 Я тоже считал своим долгом делать всё, что в моих силах, выступая против имени Иисуса Назарянина. (10) Этим я и занимался в Иерусалиме. Множество христиан я бросил в тюрьмы, получив на это полномочия от старших священников. Когда решался вопрос о смертном приговоре для них, я всегда подавал голос за казнь. (11) Во всех синагогах мне часто доводилось наказывать их палочными ударами, принуждая к отречению. В своем неистовстве я преследовал их даже за пределами страны.

12 И вот однажды, получив такие полномочия и разрешение от старших священников, я направлялся в Дамаск. (13) В пути, царь, я увидел в полдень свет с неба ярче солнца, озаривший меня и моих спутников. (14) Мы все попадали на землю, и я услышал голос, говоривший мне по-еврейски: "Саул, Саул! Что ты Меня гонишь? Трудно тебе идти против рожна!" (15) – "Кто Ты, Господь?" – спросил я. – "Я Иисус, которого ты гонишь, – ответил Господь. (16) – А теперь поднимись и встань на ноги! Я явился тебе, чтобы сделать тебя Своим служителем и свидетелем всего того, что ты уже увидел, и того, что Я еще тебе покажу. (17) Я избрал тебя из еврейского народа и язычников, к которым тебя посылаю, (18) чтобы открыть им глаза, обратить от тьмы к свету и вернуть из-под власти Сатаны к Богу, чтобы и они через веру в Меня получили прощение грехов и место среди Божьего народа".

19 Вот почему, царь Агриппа, я не ослушался небесного видения (20) и обратился сначала к жителям Дамаска, потом Иерусалима, затем всей иудейской земли и, наконец, к язычникам, призывая их раскаяться и возвратиться к Богу, делами доказав свое раскаяние. (21) За это евреи схватили меня в Храме и хотели прикончить. (22) Но благодаря Божьей помощи я и* по сей день стою неколебимо и свидетельствую малым и великим. Я ни о чём другом не говорю им – только о том, что предсказывали Пророки и Моисей, (23) а именно: что Помазанник Божий должен был претерпеть страдания и, будучи первым воскресшим из мертвых, возвестить свет и нашему народу, и язычникам.

24 Когда Павел говорил так в свою защиту, Фест громко крикнул:

    – Павел, ты сумасшедший! Ты помешался от большой учености!

25 – Сиятельный Фест, я не сумасшедший, – возразил Павел. – В моих словах правда и здравый смысл. (26) Царь, к которому я так смело обращаюсь, знает это. Я убежден, что всё это не осталось для него незамеченным, ведь происходило это не где-нибудь в глухом углу. (27) Царь Агриппа, ты ведь веришь пророкам? Знаю, что веришь!

28 – Уж очень быстро ты хочешь из меня сделать христианина! – сказал Павлу Агриппа.

29 – Быстро или не быстро, но я молю Бога, чтобы не только ты, но и все, кто слушает меня сегодня, стали такими, как я, разумеется, кроме этих цепей, – ответил Павел.

30 Царь встал, а за ним прокуратор, Береника и все остальные. (31) Выйдя из зала, они говорили друг другу:

    – Этот человек не сделал ничего, что заслуживало бы казни или тюрьмы.

32 – Можно было бы освободить этого человека, – сказал Агриппа Фесту, – не потребуй он суда цезаря.

 

27 1 После того как было решено, что мы отплываем в Италию, Павла и еще нескольких заключенных передали центуриону по имени Юлий, из Августовой когорты. (2) Мы сели на корабль из Адрамиттия, следовавший в порты азийского побережья, и отчалили. С нами был Аристарх, македонец из Фессалоники. (3) На следующий день мы зашли в Сидон, и Юлий был так добр к Павлу, что разрешил ему сходить к друзьям и взять у них всё необходимое. (4) Выйдя из Сидона, мы плыли с подветренной стороны кипрского берега, так как ветры были встречные.

5 Потом мы пересекли открытое море, проплыв мимо Киликии и Памфилии, и причалили в ликийском городе Миры. (6) Там центурион нашел александрийский корабль, отплывавший в Италию, и посадил нас на него. (7) Мы шли медленным ходом уже несколько дней и подошли всего лишь к городу Книду. Так как ветер не давал нам двигаться в нужном направлении, мы поплыли с подветренной стороны побережья Крита, обогнув мыс Салмоне. (8) Мы не удалялись от берега, и лишь с большим трудом нам удалось добраться до места, которое называлось "Тихие Гавани"; это недалеко от города Ласея.

9 Мы потеряли много времени, а дальнейшее плавание уже становилось опасным, так как прошел день Поста.

10 – Друзья, – уговаривал Павел, – я вижу, что плаванье это будет для нас очень опасно, с риском не только для груза и корабля, но и для самой жизни.

11 Но центурион больше прислушивался к капитану и к судовладельцу, чем к Павлу. (12) Гавань была мало приспособлена для зимовки, и большинство склонилось к мысли, что надо выйти в море, попытаться дойти до Фойникса и перезимовать там. Фойникс – это критская гавань, открытая на юго- и северо-запад.

13 А когда задул легкий южный ветер, они, решив, что план их осуществим, снялись с якоря и поплыли, держась как можно ближе к побережью Крита. (14) Но очень скоро из-за острова налетел ураганный северо-восточный ветер; его называют "Евраквилон". (15) Корабль подхватило, удерживать его против ветра было невозможно. Мы бросили эти попытки, и корабль понесло по волнам. (16) Когда мы проплывали с подветренной стороны островка под названием Кавда, нам удалось, с большим трудом, спасти корабельную лодку, (17) подняв ее на палубу; затем мы сумели укрепить борта судна, обвязав их канатами. Боясь, что нас затянет на отмели Сирта, моряки бросили плавучий якорь и продолжали дрейфовать. (18) Буря продолжала свирепствовать, и на следующий день мы облегчили корабль от части груза, (19) а еще через день собственными руками выбросили за борт корабельную оснастку. (20) Много дней на небе не было видно ни солнца, ни звезд. Шторм не утихал, и мы уже потеряли всякую надежду на спасение.

21 Люди давно уже не ели, и тогда Павел встал перед ними и сказал:

    – Друзья, надо было послушаться меня и не покидать Крита. Тогда мы избежали бы и этой беды, и убытков. (22) А теперь я прошу вас: не падайте духом! Никто из нас не лишится жизни, погибнет только корабль. (23) Этой ночью предстал передо мною ангел, посланный Богом, которому я принадлежу и поклоняюсь. (24) Он сказал мне: "Не бойся, Павел! Ты должен предстать перед цезарем, и Бог ради тебя дарует жизнь всем твоим спутникам". (25) Поэтому мужайтесь, друзья! Я верю Богу! Всё будет так, как Он сказал. (26) Нас обязательно прибьет к какому-нибудь острову.

27 Когда же наступила четырнадцатая ночь, как нас носило по Средиземному морю, матросы около полуночи вдруг почуяли близость суши. (28) Бросив лот, они обнаружили, что глубина чуть больше семнадцати саженей, а немного спустя, когда они опять бросили лот, он уже показывал тринадцать саженей. (29) Опасаясь, как бы не налететь на риф, они бросили четыре якоря с кормы, молясь, чтобы скорее наступил день. (30) Команда, задумав сбежать с корабля, спустила в море лодку под предлогом, что они хотят закрепить якоря с носовой части.

31 – Если они не останутся на борту, вам не спастись, – сказал Павел центуриону и воинам.

32 Тогда воины обрубили канаты, удерживавшие лодку, и она упала в море.

33 Перед наступлением рассвета Павел стал уговаривать всех поесть.

    – Вот уже четырнадцатый день, как вы в ожидании и тревоге совсем не едите, в рот ничего не брали. (34) Поэтому прошу вас, поешьте, ради вашего же спасения! Даже волос ни у кого из вас не упадет с головы! – (35) И с этими словами он взял хлеб и, произнеся при всех благодарственную молитву Богу, разломил и стал есть. (36) Все приободрились и тоже принялись за еду. (37) А всего на судне нас было двести семьдесят шесть душ. (38) Когда все наелись, корабль облегчили, выбросив в море пшеницу.

39 С наступлением дня моряки увидели незнакомую землю. Заметив бухту с песчаным берегом, они решили попытаться ввести в нее корабль и причалить. (40) Обрубив якоря и оставив их в море, они одновременно развязали канаты, крепившие рулевые весла, и, распустив по ветру парус, стали подходить к берегу. (41) Но они наткнулись на песчаную косу, и корабль сел на мель. Нос, зарывшись в песок, застыл неподвижно, а корма под напором волн стала разваливаться.

42 Тогда воины решили перебить заключенных, боясь, что те, доплыв до берега, разбегутся. (43) Но центурион хотел спасти Павла и помешал им сделать то, что они задумали. Он приказал всем, кто умеет плавать, первыми прыгать за борт, (44) а остальным добираться до берега на досках и других обломках корабля. И так все выбрались на сушу целыми и невредимыми.

 

28 1 Когда мы спаслись, то узнали, что остров этот называется Мальтой. (2) Туземцы приняли нас с необычайным гостеприимством. Они развели большой костер и позвали нас всех к нему, потому что шел дождь и было холодно. (3) Павел набрал охапку хвороста и, когда клал его в костер, ему в руку вцепилась змея. Спасаясь от жара, она выползла из хвороста. (4) Когда туземцы увидели эту тварь, свисавшую у него с руки, они стали говорить друг другу: "По всему видно, что этот человек – убийца. Хотя он и спасся из моря, но богиня возмездия не позволяет ему остаться в живых". (5) Но Павел стряхнул змею в огонь безо всякого вреда для себя. (6) Они ждали, что он начнет распухать или внезапно упадет мертвым, но, не дождавшись и видя, что с ним ничего необычного не происходит, переменили свое мнение и стали говорить, что он какое-то божество.

7 Неподалеку от этого места находилась усадьба правителя острова, которого звали Публий. Он радушно принял нас, и мы прогостили у него три дня. (8) А как раз в это время отец Публия лежал в жару, страдая от дизентерии. Павел вошел к нему, помолился и, возложив на него руки, исцелил его. (9) После этого и все остальные жители острова, которые были больны, стали приходить к Павлу и выздоравливали. (10) Они в знак уважения нанесли нам много подарков и снабдили всем необходимым, когда мы отплывали.

11 А отплыли мы через три месяца на александрийском корабле, зимовавшем на острове; корабль назывался "Диоскуры". (12) Мы зашли в Сиракузы и пробыли там три дня, (13) затем снова вышли в море и причалили в Регии. Через день подул южный ветер, и уже назавтра мы были в Путеолах, (14) где мы встретили братьев и по их просьбе прогостили у них неделю.

15 Так мы добрались до Рима, и там братья, узнав о нашем прибытии, вышли нас встречать, одни к Форуму Аппия, а другие к Трем Тавернам. Павел, увидев их, поблагодарил Бога и воспрянул духом.

16 Когда мы прибыли в Рим, Павлу было разрешено снять себе жилье и жить там вместе с охранявшим его воином.

17 Через три дня Павел пригласил к себе первых лиц местной еврейской общины. Когда они пришли к нему, он сказал:

    – Братья! Хотя я ничего не сделал против нашего народа и отеческих обычаев, в Иерусалиме меня схватили и передали римлянам. (18) Те допросили меня и хотели освободить, потому что казнить меня было не за что. (19) Так как евреи возражали, я был вынужден потребовать суда императора, но вовсе не для того, чтобы обвинить в чём-нибудь свой народ. (20) Вот почему я пригласил вас к себе, чтобы увидеться и поговорить с вами. Ведь я ношу эти цепи ради Того, на кого уповает Израиль.

21 – Мы не получали из Иудеи никаких писем касательно тебя, и никто из братьев не появлялся оттуда, не сообщал никаких известий и ничего дурного о тебе не говорил, – ответили они. – (22) Мы хотели бы послушать, что ты сам думаешь, поскольку об этой секте нам известно только то, что повсюду выступают против нее.

23 Они договорились с Павлом, и в назначенный день к нему домой пришло множество людей. С утра и до позднего вечера он говорил с ними, возвещая им Царство Бога, убеждая их свидетельствами из Закона Моисея и Пророков в верности того, что он рассказывал об Иисусе. (24) Одних его слова убеждали, другие же не верили. (25) И когда они, не придя к согласию, расходились, то Павел проводил их такими словами:

    – Хорошо сказал Святой Дух, когда через пророка Исайю обратился к вашим отцам:

26 "Ступай к народу этому, скажи им:
"Ушами будете слушать – и не поймете,
   глазами смотреть – и не увидите.
27 Заплыло жиром сердце этого народа,
   туги они стали на ухо
      и сомкнулись у них глаза.
А иначе глазами увидели бы,
   и ушами услышали бы
      сердцем поняли бы.
И тогда ко Мне обратились бы,
   и Я бы их исцелил".

28 Так знайте же: эта Божья Весть о спасении послана к язычникам. Они и услышат. (29)

30 Целых два года прожил Павел в снятом им помещении, принимая у себя всех, кто приходил к нему. (31) Он возвещал им Царство Бога и учил о Господе Иисусе Христе смело и беспрепятственно.


16.3 С точки зрения язычников, Тимофей был евреем, а с точки зрения евреев, он, сын язычника и еврейки, хотя и был евреем, но "второсортным", возможно даже, он считался незаконным сыном, и с ним никто не захотел бы общаться. Павлу же нужен был помощник, к которому бы люди относились с уважением.

16.6 Часть Фригии входила в римскую провинцию Азия, а часть — в Галатию. Галатией называлась область, населенная кельтскими племенами галатов, а также римская провинция Галатия, включавшая в себя и другие территории. Нет единого мнения по поводу того, какая Галатия имеется в виду здесь и в Письме галатам ап. Павла.

16.7 Мисия — область на северо-востоке провинции Азия. Вифиния — с 74 г. до н.э. сенаторская провинция. Нам неизвестно, как и почему Дух Иисуса воспрепятствовал им, возможно, через пророчество, но Гал 4.13 наводит на мысль, что речь может идти о болезни Павла. Дух Иисуса — в некоторых рукописях: "Дух".

16.8 Александрия Троада — римская колония и порт на Эгейском море.

16.9 Македония — с 146 г. до н.э. римская провинция.

16.11 Самофракия — остров в Эгейском море. Неаполь — порт города Филиппы, отстоявший от него на 16 км. Филиппы — город в северо-восточной Греции.

16.12 Возможен другой перевод: "Это город в первой области Македонии и римская колония". Македония делилась на четыре административные области. Римская колония — город, заселенный римскими солдатами"ветеранами, наделенный большими правами и освобожденный от налогов.

16.13 где, как мы полагали... — в некоторых рукописях: "куда евреи обычно собирались на молитву".

16.14 почитавшая единого Бога — см. прим. к 10.2. Лидия — возможно, это не имя, а указание на то, что она родом из Лидии, области на востоке провинции Азия. Если это так, скорее всего, она вольноотпущенница. Так как она сама вела дела, это значит, что она была незамужней или вдовой. Тиатиры — город в Лидии, известный производством пурпура — драгоценной краски для тканей.

16.15 Под домочадцами скорее всего понимаются слуги.

16.17 вам — другое чтение: "нам".

16.20 Преторы — высшие должностные лица римской колонии Филиппы. Их было два человека.

16.22,35 Телесные наказания приводились в исполнение двумя помощниками преторов; они назывались ликторами и исполняли полицейские функции, в знак своей власти они носили связки прутьев или тонких палок (фасции, или фаски) с воткнутым в них топором. Наказываемых раздевали, привязывали к столбу и избивали ликторскими палками.

16.37 Римские граждане — только небольшое количество людей, живших в Римской империи, обладали римским гражданством, которое давало им целый ряд прав и привилегий. В частности, их нельзя было подвергать телесным наказаниям.

17.1 Амфиполь — главный город первой административной области Македонии. Аполлония — город на расстоянии дневного пути от Амфиполя. Фессалоника — столица Македонии.

17.5 ворвались в дом Ясона — очевидно, Павел остановился в доме у Ясона.

17.7 законы цезаря — т.е. римского императора. Возможно, проповедь Павла о Помазаннике-Царе была понята как пророчество о смене правителя, а подобные пророчества были запрещены императорскими декретами.

17.9 внесли залог — вероятно, их обязали больше не принимать у себя Павла, в противном случае сумма залога не была бы возвращена.

17.10 Берея — город в 72 км от Фессалоники.

17.16 Вероятно, Павел был на агоре — центре гражданской и торговой жизни в Афинах, рядом с Ареопагом. На агоре было множество статуй богов.

17.18 Эпикурейцы — последователи философской школы Эпикура (341 — 270 до н.э.), провозгласившего высшей целью жизни счастье, понимаемое как отсутствие боли и суеверного страха (в том числе перед богами). По мнению эпикурейцев, боги существуют, но они далеко от людей и не оказывают никакого влияния на их жизнь. Стоики — последователи философской школы Зенона (340 — 265 до н.э.), учившего жить разумно и добродетельно, освобождаясь от страстей и влечений. Их учение о боге как о мировой душе носило черты пантеизма. Пустослов — дословно: "подбиратель зерен", т.е. человек, не получивший серьезного образования, но "нахватавшийся верхов". По-гречески Воскресение — "ан`астасис", слово женского рода, оно могло восприниматься греками как имя некоей богини Анастасии (греки отвергали саму идею телесного воскресения). Имя Иисус тоже звучало непривычно для их слуха и могло ассоциироваться с греческим словом женского рода "`иасис" ("исцеление"). Таким образом, слушатели Павла могли подумать, что он проповедует веру в неких двух богинь: Иасис и Анастасис.

17.19 Ареопаг (греч. "холм Ареса") — так назывался холм в Афинах и верховный суд, проводивший здесь свои заседания и ведавший также вопросами образования, религии и нравственности; в I в. он собирался также у Царской Стои на агоре. Неизвестно, куда привели Павла, но в любом случае апостол был приведен не для суда, а для того, чтобы члены Ареопага могли составить мнение о его учении.

17.26 От одного-единственного человека — другое чтение: "От одной крови".

17.28 Ибо мы все Его род — цитата из Арата ("Феномены", 5). Похожие строки есть также у Клеанфа в его "Гимне Зевсу".

17.32 Мы бы послушали тебя еще раз — возможно иное понимание: "Мы послушаем тебя как-нибудь в другой раз".

18.1 Коринф — город, расположенный на Коринфском перешейке, соединяющем Пелопоннес с материковой Грецией. В I в. был процветающим городом, населенным людьми самых разных национальностей, преимущественно римлянами, но также греками и евреями.

18.2 `Аквила (грецизированная форма — Акила) по латыни значит "орел". Понт — римская провинция в Малой Азии, на южном побережье Черного моря. Прискилла — уменьшительная форма имени Приска. Приказал покинуть Рим — император Клавдий издал такой указ в 49/50 или в 41 г. из-за волнений в еврейской общине Рима в результате христианской проповеди.

18.3 Палатки изготовлялись из козьей шерсти или из кожи, так что Павел, возможно, был кожевником.

18.5 Вероятно, они принесли деньги, собранные для Павла македонскими общинами (см. Флп 4.15), и Павлу не надо было зарабатывать себе на жизнь. Свидетельствуя — в некоторых рукописях: "Дух побуждал Павла свидетельствовать".

18.6 отряхнул плащ — см. прим. к 13.51.

18.7 Некоторые рукописи опускают имя Титий. Юст — лат. "справедливый".

18.12 Галлион — Марк Анней Новат Галлион, брат знаменитого философа Сенеки, стал проконсулом (т.е. наместником) римской провинции Ахайи, включавшей в себя б`ольшую часть Греции, в июле 51 г.

18.17 все — в некоторых рукописях: "все греки". Если верить этим рукописям, то било Сосфена местное население, но если Сосфен — тот же человек, который был соавтором Павла в написании 1 Письма коринфянам, то его били сами евреи за симпатии к христианам (39 ударов плетью за отступничество).

18.18 Сирия — римская провинция с главным городом Антиохией. Кенхреи — порт Коринфа. Остриг себе голову — Павел дал временный обет назорейства, возможно, в благодарность за спасение в Коринфе. Человек, давший такой обет, не должен был пить вина и стричь волос. После того, как время обета заканчивалось, голова стриглась наголо или обривалась и в Храме приносилась жертва.

18.21 В некоторых рукописях этот стих читается так: "Павел сказал на прощание: "Мне обязательно нужно провести наступающий праздник в Иерусалиме. Если будет на то Божья воля, я еще приду к вам". И Павел отплыл из Эфеса". Эфес — один из важнейших городов, основанных греками в Малой Азии; особенно славился своим храмом Артемиды, считавшимся одним из семи чудес света.

18.23 Галатия и Фригия — см. прим. к 16.6.

18.24 Аполлос — сокращенная форма от имени "Аполлоний". Александрия — признанный центр учености и философии древнего мира.

18.25 Путь — см. прим. к 9.2.

18.26 Путь Божий — в некоторых рукописях: "Путь Господа".

19.1-2 Ученики — большинство ученых склоняется к мысли, что это были не ученики Иоанна Крестителя, а христиане, которые, как и Аполлос (18.25), имели недостаточное представление о христианстве, что было сразу замечено Павлом. Они не слышали о Святом Духе не в том смысле, что не имели никакого представления о нём, но они не знали, что омовение Святым Духом, предсказанное Иоанном, есть уже свершившийся факт.

19.4 в знак возвращения к Богу — см. прим. к 2.38.

19.6 на неведомых языках — вероятно, некая форма экстатической речи. Дар говорения на неведомых языках был известен во многих общинах древней Церкви (см. 1Кор 14).

19.9 в школе Тиранна — вероятно, это был лекционный зал или здание школы, владельцем которой или учителем был Тиранн. Некоторые рукописи добавляют, что Павел беседовал там с 11 часов утра до 4 часов дня.

19.13 Сохранился магический манускрипт, в котором есть слова: "Заклинаю тебя Богом евреев — Иисусом".

19.14 Скева — среди еврейских первосвященников не было ни одного с таким именем. Вероятно, заклинатели присвоили себе этот титул, чтобы выглядеть более авторитетными в глазах толпы.

19.19 Драхма — греческая серебряная монета. Одна драхма была средней дневной платой наемного рабочего.

19.24 Храм Артемиды — в Эфесе находился знаменитый храм малоазийской богини плодородия Артемиды (не путать с греческой богиней-девой, покровительницей охоты). Храм был в четыре раза больше афинского Парфенона и считался одним из семи чудес света, в нём находился камень", священное изображение богини, упавшее с неба, вероятно, метеорит, по форме напоминавший человеческую фигуру. До наших дней дошли серебряные статуэтки богини и терракотовые изображения храма.

19.29 Театр — театры были местом общественных собраний. Театр Эфеса вмещал около 25 тысяч человек.

19.31 Влиятельные граждане — дословно: "азиархи", вероятно, наиболее богатые и влиятельные люди, избранные в совет городов Азии.

19.35 городской секретарь в Эфесе и в некоторых других городах Малой Азии был главой городской администрации.

19.38 власти — дословно: "проконсулы". Проконсулом был один человек, но известно, что в 54 г. провинцией управляли два представителя императора. Суды проходили под председательством проконсула.

19.39 чего-то большего — другое чтение: "чего-то иного". По свидетельству Иоанна Златоуста, собрания созывались трижды в месяц.

20.2 в Грецию — вероятно, в Коринф.

20.3 три месяца — вероятно, зимние, так как зимой передвижение было затруднено.

20.4 сопровождали — некоторые рукописи добавляют: "до Азии".

20.6 Праздник Пресных Хлебов — см. прим. к 12.3.

20.7 В первый день недели — если Павел считал время по еврейскому календарю, где день начинался после захода солнца, то собрание было в субботу вечером; если по римскому, где день начинался с рассвета, то в воскресение вечером. Преломление хлеба — см. прим. к 2.42.

20.13-15 Асс — город в 32 км от Троады. Митилена (в 71 км от Асса) — главный город острова Лесбос. Милет — город в 48 км от Эфеса.

20.16 Пятидесятница — см. прим. к 2.1. Этот праздник люди стремились провести в Иерусалиме.

20.21 Иисуса — в некоторых рукописях: "Иисуса Христа".

20.28 Церковь Божью — в некоторых рукописях: "Церковь Господа и Бога"; крови собственного Сына — "собственной крови".

20.35 "Радостней давать..." — этих слов нет ни в одном из Евангелий.

21.1 Кос, Родос — острова в Средиземном море. Патара — порт в Ликии.

21.4 учеников — т.е. христиан.

21.7 завершили — возможно иное понимание: "продолжили". Птолемаида — порт в 64 км от Тира.

21.8 Наутро мы — в некоторых рукописях: "Наутро Павел и мы".

21.10 Пророк Агав уже упоминался в 11.28.

21.18 Иаков — брат Господа Иисуса.

21.22 ты здесь — в некоторых рукописях: "Обязательно соберется народ, услышав, что ты здесь".

21.24 соверши обряды очищения — вероятно, Павел, пробыв долгое время на языческой территории, обязан был ритуально очиститься перед тем, как войти в Храм и участвовать в храмовых обрядах. Оплата расходов назиритов на совершение жертвоприношения рассматривалась как очень благочестивое дело. Чтобы они смогли остричь волосы — о временном обете назорейства см. Числ 6.18.

21.25 они должны выполнять наше постановление — в некоторых рукописях: "они ничего не должны соблюдать, а выполнять только наше постановление".

21.26 срок, необходимый для очищения — период очищения от ритуального осквернения и завершения назорейского обета длился семь дней.

21.27 уже были на исходе — возможно иное понимание: "закончились". Евреи из провинции Азия — вероятно, пришедшие в качестве паломников на Пятидесятницу из Эфеса.

21.29 и его привел в Храм — в иерусалимском Храме язычникам позволялось находиться только во Дворе язычников. Входить в другие дворы им было запрещено под страхом смертной казни, которую санкционировали римляне. Если язычники входили туда, это рассматривалось как осквернение Храма. Трофим же был христианином из язычников.

21.31 Трибун, или "военный трибун" — римский офицер, командовавший когортой (см. прим. к 10.1).

21.32 Центурион — см. прим. к 10.1.

21.34 крепость — т.е. крепость Антония, расположенную к северо-западу от Храма. В ней находились казармы римских солдат и тюрьма.

21.35 на лестнице — она вела из Храма в крепость Антония, которую соединяли с Храмом две лестницы.

21.38 Так значит, ты не тот... — возможно иное понимание: "Так значит, ты и есть тот..." За три года до этого один египтянин, лжепророк, возможно объявивший себя мессией, вывел своих сторонников на Масличную гору, где они должны были ждать, когда по его повелению рухнут стены Иерусалима. Прокуратор Феликс послал против них войска и разгромил их, но египтянину удалось скрыться. Четыре тысячи — Иосиф Флавий, склонный к преувеличениям, называет цифру в 30 тысяч (Иудейская Война, 2:261-263). Головорезы — дословно: "кинжальщики", так назывались вооруженные экстремисты, боровшиеся против римского владычества.

21.39 Тарс — см. прим. к 9.11.

21.40 по-еврейски — это может означать и "по-арамейски".

22.3 Гамалиил — см. прим. к 5.34.

22.4 Путь Господень — см. прим. к 9.2.

22.9 не слышали — некоторые рукописи добавляют: "и испугались".

22.20 стерег их одежду — см. прим. 7.58.

22.23 размахивали плащами и взметали пыль — вероятно, так выражалась ярость или ужас, вызванный кощунственными, по мнению толпы, словами Павла.

22.24 бичевать — при допросах подозреваемых и рабов римляне применяли пытки: они избивали их кожаными бичами с вшитыми в них кусочками кости или металла.

22.25 бичевать римского гражданина — такие методы были запрещены при допросе римских граждан. См. также прим. к 16.37.

22.28 Со времен императора Клавдия римское гражданство легко можно было приобрести за крупную взятку государственным чиновникам. Известно, что жена Клавдия Мессалина и ее фавориты торговали римским гражданством, чтобы иметь деньги на оплату своих огромных расходов. Вряд ли Павел, помятый в толпе, имел представительный вид, так что в вопросе трибуна сквозят насмешка и недоверие. Трибуна звали греческим именем Лисий (см. 23.26), вероятно, он был богатым греком, сумевшим приобрести себе за деньги не только римское гражданство, но и высокий пост в армии.

22.30 снял цепи — на римского гражданина нельзя было надевать цепи без серьезных на то оснований. Совет — см. прим. к 4.5.

23.2 Анания был первосвященником с 47 по 58/59 гг. В 66 г. убит еврейскими повстанцами за проримские настроения. Ударить по лицу — дословно: "по рту, по губам" — за то, что, по мнению Анании, Павел говорил ложь. Иосиф Флавий и раввинистическая традиция подтверждают, что Анания был грубым и вспыльчивым человеком, недостойным своего сана.

23.3 Назвать человека побеленной стеной, вероятно, значило обвинить его в лицемерии. Возможно и другое толкование: стена, которая выглядит устойчиво, упадет от порыва ветра (ср. Иез 13.10-16).

23.5 я не знал, что он первосвященник — одни считают, что Павел не узнал его из-за плохого зрения; другие — потому, что для Павла Анания был новым человеком, которого он не знал в лицо; но, вероятнее всего, в словах Павла горькая ирония: "я не думал, что человек, отдающий такие приказы, может быть первосвящеником".

23.6 Саддукеи — см. прим. к 4.1; фарисеи — см. прим. к 5.34.

23.9 говорил дух или ангел — т.е. во время его видения на дамасской дороге, о котором Павел, вероятно, рассказал Совету.

23.10 Трибун — см. прим. к 21.31.

23.16 пришел в крепость — Павел, будучи римским гражданином, содержался в крепости Антония и имел право принимать посетителей.

23.23 Легковооруженные — т.е. воины, вооруженные копьями или дротиками. Кесария — см. прим. к 8.40.

23.24 Прокуратор — римский наместник провинции. Тиберий Клавдий Феликс, вольноотпущенник, благодаря тому, что его брат был фаворитом Клавдия и Нерона, добился неслыханно высокого поста и стал в 52 г. прокуратором Иудеи, но вскоре был смещен за жестокость, проявленную им при подавлении иудейских повстанцев. Тацит говорил о нём как о человеке, у которого была "власть царя и ум раба".

23.26 Приобретя себе римское гражданство, трибун Лисий добавил к своему имени имя правящего императора Клавдия.

23.30 Некоторые рукописи в конце стиха добавляют: "Будь здоров".

23.31 Антипатрида — город в 60 км от Иерусалима и в 40 км от Кесарии.

23.34-35 Хотя Павел был из провинции, которая не была под юрисдикцией Феликса, в I в. дела подозреваемых рассматривались по месту совершения предполагаемого преступления.

23.35 Дворец Ирода — дворец, построенный Иродом Великим, служил резиденцией для римских наместников; там же были казармы для воинов.

24.2-4 На самом деле во время правления Феликса были постоянные волнения и отношения между евреями и Римом постоянно ухудшались. О его жестокости говорят и Тацит, и Иосиф Флавий.

24.5-6 сеет смуту — первое обвинение политическое: Павел обвиняется в разжигании антиримских настроений, что должно было вызвать гнев Феликса, известного своей жестокостью к мятежникам. Непонятно, почему Павла обвиняют перед римлянином в принадлежности к назорейской секте. Может быть, предполагалось, что Феликс, женатый на еврейке, и сам в какой-то мере является сторонником еврейской ортодоксии. Это единственное место в Новом Завете, где христиане названы назореями. Секта — греческое слово "х`айресис" еще не имело отрицательного оттенка, это — "направление, движение, партия"; так в 5.17 названы саддукеи, а в 15.5 и 26.5 — фарисеи. Христианство еще понималось как одна из еврейских сект. Попытался осквернить Храм — см. прим. к 21.29. Обвинители уже не настаивают на факте осквернения Храма, а инкриминируют Павлу попытку осквернения, что опровергнуть гораздо труднее.

24.6 и мы его задержали — некоторые рукописи добавляют: "и хотели судить по нашему закону. (7) Но пришел трибун Лисий и, применив насилие, вырвал его из наших рук и увел, приказав его обвинителям прийти к тебе".

24.10 в течение многих лет — риторическое преувеличение, так как на самом деле Феликс к этому времени пробыл в Иудее не более двух или трех лет.

24.14 Путь — см. прим. к 9.2. Закон Моисея и Пророки — так часто называли всё Священное Писание Ветхого Завета.

24.24 Друзилла — дочь Ирода Агриппы, которую Феликс, с помощью некоего кипрского мага, уговорил развестись с мужем и выйти замуж за него.

24.26 Хотя взятки и были запрещены римским законом, но взяточничество процветало.

24.27 два года — это срок, который провел Павел в тюрьме, до того как Феликса сменил Фест, или, по мнению некоторых ученых, столько времени Феликс занимал свой пост. Поркий Фест был прокуратором, вероятно, с 58 или 60 г. до своей смерти в 62 г.

25.8 Цезарь — т.е. римский император. См. также прим. к 24.5-6.

25.11 Я требую суда императора — Павел понял, что Фест, хотя и знает о его невиновности, может отослать его в Иерусалим, где его судьба была бы предрешена, и у него остается последний шанс: у римского гражданина было право обращаться непосредственно к императору, особенно в том случае, когда ему грозил смертный приговор.

25.13 Агриппа — Ирод Агриппа II (его римское имя — Марк Юлий Агриппа), сын Ирода Агриппы, правивший северо-восточными областями Палестины и имевший титул царя. Берника, или Береника, была его младшей сестрой и возлюбленной; позже она стала любовницей Тита, будущего императора.

25.19 Интересно отметить, что нет больше обвинений в осквернении или попытке осквернения Храма.

25.21 августейшего — т.е. императорского.

25.25 к цезарю — в это время правил Нерон (54 — 68).

26.10 я всегда подавал голос за казнь — из этих слов можно сделать вывод, что Павел был членом Совета, хотя он об этом нигде больше не говорит. Нет также никаких сведений о христианах из евреев, кроме Стефана и Иакова, которым был бы вынесен смертный приговор.

26.11 Отступников наказывали в синагоге "сорока ударами без одного", т.е. 39 ударами плети. Из 2Кор 11.24 известно, что самого Павла так наказывали пять раз. Принуждая к отречению — дословно: "принуждая кощунствовать", т.е. отрекаться от Иисуса.

*26:22 Это место поправляем в соответствии с "Современным русским переводом" (редакция "Радостной Вести", выполненная РБО в 2010 г.), в прежних изданиях РВ, видимо, опечатка: "и я" (прим. редактора сайта "ХП").

27.1 Центурион, когорта — см. прим. к 10.1. Августова когорта (лат. Augustana I) — этот почетный титул часто давался вспомогательным войскам.

27.2 Адрамиттий — порт на западном побережье Малой Азии, недалеко от Троады.

27.3 Сидон — порт в 128 км от Кесарии. Во время погрузки или разгрузки пассажиры могли покидать корабль.

27.5 Миры — порт в Ликии.

27.7 Книд — полуостров и город в Малой Азии.
27.9 День Поста, или день Искупления (евр. Йом-Кипп`ур) праздновался 10 числа месяца Тишри (середина сентября — октября). В это время плавание становилось опасным из-за осенних бурь и полностью прекращалось с середины ноября по середину марта.

27.14 Евраквил`он — вероятно, слово из морского жаргона; состоит из греческого "`Эврос" (восточный ветер) и латинского "Аквил`он" (северный ветер).

27.16 Кавда — в 37 км от Крита; в рукописях много разночтений: Клавда, Гавда, Клавдион и т.д.

27.17 отмели Сирта — песчаные отмели у побережья Ливии, столь же опасные и знаменитые, как Бермудский треугольник. До них еще было около 600 км. Плавучий якорь — дословно: "сосуд", слово из морского жаргона, и точное значение его неизвестно: это может быть мачта, парус или якорь.

27.27 по Средиземному морю — дословно: "по Адриатическому морю", но в древности оно включало в себя и водное пространство между Критом и Сицилией.

27.28 семнадцать саженей — 37 м, тринадцать саженей — 27,75 м.

27.37 Есть рукописи, указывающие другое число пассажиров: 176, 216, 76.

28.1 Мальта — греки называли этот остров Мелитой. В рукописях много разночтений: Мелита, Милета, Мелета, Мелитена, Мителена и др.

28.2 Туземцы — жители острова были потомками финикийцев и говорили на пуническом диалекте; греки и римляне рассматривали их как варваров.

28.4 богиня возмездия — т.е. Немезида. В греческой поэме того времени рассказывается об убийце, потерпевшем кораблекрушение и выброшенном живым на побережье Ливии, где его настигла смерть от укуса змеи.

28.8 от дизентерии — эндемическое заболевание, известное под названием "мальтийская лихорадка", вызывалось микробами, находившимися в козьем молоке.

28.10 нанесли нам много подарков — возможно иное понимание: "оказывали нам много почестей".

28.11 три месяца — зимние месяцы, когда не было навигации. Диоскуры — сыновья Зевса, близнецы Кастор и Поллукс, считались покровителями мореплавания. Нос корабля был украшен их статуями.

28.12 Сиракузы — важнейший город и порт Сицилии, расположенный на восточном побережье.

28.13 Регий — гавань на итальянской стороне Мессинского пролива. Путеолы — порт в Неаполитанском заливе.

28.14 братьев — т.е. христиан.

28.15 Форум Аппия находился в 69 км, а Три Таверны — в 53 км от Рима.

28.16 Павлу было разрешено — в ряде рукописей: "центурион передал заключенных префекту преторианской гвардии, а Павлу было разрешено".

28.20 ради Того... — т.е. ради Мессии.

28.22 об этой секте — см. прим. к 24.5-6.

28.23 Закон Моисея и Пророки — см. прим. к 24.14.

28.25 вашим — другое чтение: "нашим".

28.(29) В некоторых рукописях имеется ст. 29: "После того как Павел это сказал, евреи ушли, ожесточенно споря друг с другом".

28.31 В некоторых рукописях текст заканчивается словом "Аминь".

 

17.24-25 3Цар 8.27; Ис 42.5; Деян 7.48  
19.4
Мф 3.11; Мк 1.4, 7-8; Лк 3.4,16; Ин 1.26-27  
20.24
2Тим 4.7  
21.8
Деян 6.5; 8.5   21.10 Деян 11.28   21.23-24 Числ 6.13-21   21.25 Деян 15.29   21.29 Деян 20.4  
22.3
Деян 5.34-39   22.4-5 Деян 8.3; 26.9-11   22.6-16 Деян 9.3-19; 26.12-18   22.20 Деян 7.58  
23.3 
Мф 23.27-28   23.5 Исх 22.28   23.6 Деян 26.5; Флп 3.5   23.8 Мф 22.23; Мк 12.18; Лк 20.27  
24.17-18
Деян 21.17-28   24.21 Деян 23.6  
26.5 
Деян 23.6; Флп 3.5   26.9-11 Деян 8.3; 22.4-5   26.12-18 Деян 9.3-9; 26.6-10   26.20 Деян 9.20,28-29   26.23 Ис 42.6; 49.6; 1Кор 15.20  
28.19 Деян 25.11   28.26-27 Ис 6.9-10 (LXX)  

[оглавление Библии]    [на первую страницу сайта]

[оглавление Библии]    [на первую страницу сайта]

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»
пляжный отдых в Коста-дель-Соль Guru-Tour.ru