=рассылка *Мысли о вере и Церкви*=

Христос воскрес!

  

 

* 2 мая 2011 г. ст.ст., воскресенье 5-е по Пасхе

  (посвященное беседе Христа с самарянкой).

  литургические чтения: Деян.11:19-26,29-30; Ин.4:5-42.

 

 к апостольскому чтению:
   + + + митр. Антоний. проповедь (16 мая 1982 г.)
   /опубл. в сб. НАБЛЮДАЙТЕ, КАК ВЫ СЛУШАЕТЕ... // М., 2004./

 

 

 

> Мы  встречаем  в новозаветном языке выражение: +церковь+ и +церкви+,

> причем  <имеется  в  виду>,  с  одной  стороны, мистическое единство

> Церкви,   как тела Христова,  а с другой – частные поместные общины,

> в  которых  эта жизнь осуществляется.   И у  нас теперь  сохраняется

> то   же  словоупотребление,   притом  не только в указанном  смысле,

> но  и  еще  в  особом:  именно  мы  говорим о церквах еще и в смысле

> различных    христианских    вероисповеданий.     Правда,   подобное

> словоупотребление   иногда  нас  шокирует,   ибо про  себя мы думаем

> (а  иногда и вслух выражаем), что есть только +одна+ Церковь, именно

> православная (или для католиков – католическая), а то, что находится

> за  пределами  Православия,  не  есть Церковь.  Однако свидетельство

> гения языка не может быть сведено к простой вежливости или лицемерию

> ради  приличия  и  любезности  перед  неправославными  –  оно в себе

> содержит  прямую  мысль  о  некоей  +церковности+  этих  не-церквей,

> которые в самом деле отличаются же для нас от не-христианского мира,

> находясь  между  собой  и  с  нами  в  каком-то единстве.  Церковный

> институционализм,   знающий Церковь лишь как установление –  видимое

> и замкнутое общество с определенными границами, ограничивается здесь

> в  своей  безусловности  и   обличается    в  своей  относительности

> той  непосредственной очевидностью, что Церковь есть и вне церковной

> ограды,   и поверх ее: «Идеже два  или три собраны во Имя Мое,   там

> и   Я   посреде   их»,  т.   е.   там  и  церковь.   В  евангельском

> повествовании   мы   уже   отмечаем   эту   относительность  в  идее

> церковности.   Господь,  пришедший  не нарушить Закон, но исполнить,

> сам   принадлежал   к   Иудейской  церкви,  был  верным  израелитом,

> соблюдавшим  ее  установления  <...>.   Он  выступает  как  +учитель

> Израиля+,   который   свидетельствует   о  Себе  жене-сирофиникиянке

> (Мф.15,24):   «Я  послан только к погибшим овцам  Израиля»,   и даже

> еще  более  жестко: «Нехорошо взять у детей и воврещи псам» (15,26).

> Посылая   учеников   на  проповедь,  Христос  дает  им  наставление,

> начинающееся   словами:  «На  путь  языческий  не  идите  и  в  град

> самарянский   не  входите,  идите  же  наипаче    к  погибшим  овцам

> дома  Израилева».   И  даже  в беседе с самарянкой, хотя и косвенно,

> подтверждается  та  же  мысль об исключительности призвания Израиля:

> «Вы  не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, ибо спасение от иудеев»

> (Ин.4,22).     Но  рядом с этой исключительностью тут же   видим  мы

> и  ее  преодоление.   «Поистине  и во Израиле не нашел Я такой веры»

> (Мф.8,10),  – с удивлением говорит Иисус о сотнике, как и хананеянке

> сказал:  «Велика  вера  твоя,  да  будет  тебе  по  желанию  твоему»

> (Мф.15,28).   Но  торжественное  свидетельство  +Вселенской+  Церкви

> (помимо  слов  апостолам  по  поводу  желания Иакова и Иоанна свести

> огонь  на самаритян: «Не знаете, какого вы духа») мы имеем, конечно,

> в  беседе  Христа  с  самарянкой у кладезя Иаковля.  Здесь одинаково

> выразительны   и   самый   факт  этой  беседы,  поражающий  учеников

> (Ин.4,27),   и   вселенский благовест слов  Христовых: «Поверь  Мне,

> что  наступает  время,  когда  и  не  на горе сей, и не в Иерусалиме

> будете  поклоняться  Отцу.   Настанет  время,  и  настало уже, когда

> истинные  поклонники  будут    поклоняться   Отцу  в Духе  и истине,

> ибо таковых поклонников Отец ищет Себе» (4,21,23).  И ей, самарянке,

> открывает, что Он есть Христос.

 

> Все    события    жизни   Христовой имеют   не временное     только,

> но   и  универсальное  значение,   в частности   и   беседа   Христа

> с  самарянкой.  Ибо и ныне мы стоИм у кладезя Иаковля и ведем беседу

> о вере,  и вопрошаем Христа, где   и как нужно поклоняться  Господу.

> И  ныне мы, «иудеи», знаем, чему кланяемся, «ибо спасение от иудеев»

> (nulla   salus extra  ecclesiam/*/).     Но и ныне Господь открывает

> Себя  самарянке  и  всех  призывает  к  поклонению  в Духе и истине.

> Жесткий   и  негибкий,  неумолимый  институционализм  единоспасающей

> Церкви сталкивается со служением в Духе,  который  «дышит где хочет,

> и  голос  его  слышишь,  а не знаешь, откуда приходит и куда уходит»

> (Ин.3,8).   Между Церковью и церквами существует отношение не только

> взаимной  исключаемости,  но  и  взаимной сопряженности.  За оградою

> Церкви  для  нас  не пустое место, но простирается христианский мир,

> которому во всяком случае присуща церковность,   однако  вне Церкви.

> И  это  вЕдение,    которое  с  несомненностью присуще христианству,

> в    частности     и        православию   (как   и    католичеству),

> есть  непосредственное  откровение о существующем +единстве+ Церкви,

> которое  есть  одновременно  и  данность,   и  заданность –  и факт,

> и постулат.  Ни одна историческая церковь не может в себе замкнуться

> настолько,  чтобы  не  знать  и  не чувствовать  христианского  мира

> за   своими   пределами,    или же   такое   нечувствие   составляет

> ее  собственную  болезнь  или по меньшей мере ограниченность.    Зов

> к  единению  раздается  из  глубины  церковного самосознания, и даже

> самые  явления  +ереси+  или  +раскола+  имеют  место только в жизни

> Церкви  –   язычники  и   иноверные  не являются для нас   еретиками

> или   раскольниками.     Можно  различно  представлять   себе   пути

> к  церковному  единению,  но  уже сама эта цель предполагает наличие

> единства, существующего ранее объединения.  Церковь едина, как едина

> жизнь  во  Христе Святым Духом, только причастность к этому единству

> имеет  разные  степени  или  разную глубину.  Поэтому и в отношениях

> Православия   и   инославия   естественно   имеются   два   аспекта:

> отталкивание    в  борьбе    истины   с  полуистиной,    искажением,

> но  и  взаимное  влечение  любви  церковной.   История  и  печальная

> современность больше знает первую сторону отношений, именно взаимное

> противление.    Дух схизмы  и   ереси (т. е. разделения) живет  ведь

> не  только  у  «еретиков»  и  «схизматиков» (каковыми себя, конечно,

> никто не сознает,   так что эта квалификация всегда применяется лишь

> в  +третьем+  лице).  Воля к разделению есть тот злой гений, который

> расколол  сначала  западный  и  восточный   мир и  продолжает дальше

> и  дальше  свое недоброе дело...  Он живет иногда и в таких иерархах

> (как   и   мирянах),   которые   почитают  себя  самыми  ревностными

> хранителями   ортодоксии,    но    к  которым,  однако,    относится

> слово  Христово:  «Не  знаете,  какого  вы  духа».   Однако может ли

> действительно   умолкнуть   в  нас   хотя    на  мгновение  сознание

> своей  церковной  правды,  а следовательно, и неправды +ино+-славия,

> +ино+-мыслящих?      И   не явится  ли     это,   в свою    очередь,

> грехом  холодности,    маловерия,     эклектического прекраснодушия,

> ищущего   укрыться  от  исповедания  своей  правды  и,  если  нужно,

> страдания  за  нее?    Таким  образом,  в притяжении и отталкивании,

> в  единстве   и   разделенности,    в любви (церковной)  и  не-любви

> (также  церковной)   мы  имеем своеобразную диалектику  церковности,

> в которой сопряжены тезис и антитезис, причем, чем более напрягается

> один,   тем   более   обостряется   другой.    Путь  «экуменической»

> церковности, ищущей церковного единства, сопровождается одновременно

> сознанием  и  уточнением  вероисповедных  различий,  но  и  растущим

> сознанием  своего  единства.   «Экуменизм»  сам  по себе есть +опыт+

> такого  единства,  новое  о  нём откровение.  Из этого +да+ и +нет+,

> тезиса  и  антитезиса  как  будто  нет  исхода,    который бы снимал

> и преодолевал,  а  не просто бы упразднял или  насиловал  антиномию.

> Но  Дух  Божий,   благодать    Св.  Духа может действительно   снять

> эту   антиномию  в  некоем  новом  синтезе  –   не через  соглашение

> или  компромисс,  но  новым  вдохновением,  его  же  чаем.  Различие

> исповеданий проявляется прежде всего  в догматических  разногласиях,

> а  затем  и  в  вытекающих из них религиозно-практических различиях.

> Они  являются  предметом догматического обсуждения, относительно них

> ведутся споры и ищутся соглашения.  Они лежат на поверхности и всеми

> ощутимы.   Но  то,  что  составляет +единство+ церковное, как данное

> уже,    существующее   основание стремления к единению, – это  лежит

> в  глубине,  оно  нелегко может быть найдено и ощупано.  А между тем

> это   есть  одновременно  и  долг  любви  церковной  и  практической

> целесообразности  –  ощутить и выявить положительную духовную основу

> христианского  «экуменизма»  не  только  как  идею,  но  уже  и  как

> существующий,   благодатный факт.    Его  нам дано опытно переживать

> как  благодатное веяние Духа Божия, как явление Пятидесятницы, когда

> люди  начинают  взаимно  понимать  друг  друга  в разноязычии своем.

> Эту-то  положительную  основу  существующего  единства христианского

> мира и попытаемся выявить здесь в кратких чертах.

 

> 1.   =Молитва.= Совершившееся церковное  разделение,  каково бы  оно

> ни  было в своем   происхождении,       сопровождается   разобщением

> в  молитве  –  это  есть  и  глубочайшая  скорбь, а вместе и отрава.

> Конечно,  внешнее  разделение  может и не устранять взаимной молитвы

> внутренней  –  это  есть  дело  широты христианского сердца.  Однако

> видимый   разрыв   в молитве   остается больной и  неисцельной раной

> на   теле  церковном.   Вся  история  церкви  (так  же  как  и  наша

> трагическая  русская  современность) полна таких разрывов, церковное

> единство  (даже  в  пределах  одной  и  той  же  церкви)  –  увы!  –

> осуществляется  через  свое  отрицание, как уровень океанических вод

> существует  лишь  в качестве средней подъема и падения волн.  Такова

> логика  нашего  немощного  естества,  неспособного  вместить  истину

> иначе, как только частично,  через отступление от нее.    Разобщение

> в  молитве,  однажды  возникнув,  стремится  закрепиться,  сделаться

> длительным и постоянным.  Мы имеем теперь странное и соблазнительное

> зрелище,  что  христиане  молятся  Богу  и  Спасителю своему Господу

> Иисусу  Христу  в  отдельных, не сообщающихся между собой обществах:

> единство  веры  не  ведет  к  единству молитвы.  И даже больше того.

> Разделение  это  закрепляется  и  утверждается в церковных правилах,

> правда,   возникших   в  IV  –  V  веках,  но  доселе  имеющих  силу

> действующего  закона,  не  отмененных  формально,  хотя и отменяемых

> жизнью.  Именно 10,11,45-е правила – так называемые «Апостольские» –

> запрещают молиться с «отлученными от общения церковного», а клирики,

> епископ,   пресвитер   и  диакон,  с  еретиками  только  молившиеся,

> отлучаются.    <...>   общая   мысль   этих  правил  есть  устранить

> «безразличие,   причину     зол»   (прав. св.  Никифора Исповедника,

> вопр.  10) принятием мер оборонительного характера,  соответствующих

> острой  стадии борьбы с ересью  или  расколом.    Но оборона  теряет

> свое значение там,  где  уже отсутствует наступление, что мы и имеем

> в ряде междувероисповедных отношений в наши дни.  Нам надлежит знать

> не  только  то,  что  нас  разделяет, но и то, что +остается+ общим,

> +несмотря+  на  разделения.   Эта  возможность  жизненного опознания

> того, что является достоянием всего христианского мира, есть великое

> и    благодатное  достижение       современного        «экуменизма»,

> т.  е.   движения,  направленного к  единению церковному.    Встреча

> христиан  разных  исповеданий  как  +христиан+ есть великая радость,

> посылаемая  в  наши  дни Духом Святым, и новое откровение вселенской

> Пятидесятницы.    Конечно,   нет  ничего  легче,   как   критиковать

> это  «панхристианство»,   указывая,   что  нет  христианства вообще,

> а   существует  лишь  единая   Церковь   в  нерушимой   конкретности

> и  целостности своей.  Это, конечно, верно в том смысле, что полнота

> богопочитания  в  установленном  и  боговдохновенном культе возможна

> только    при единомыслии     и,        главное,    при   отсутствии

> явного  разномыслия.   Однако  же и при этом остается +христианство+

> как   вера  в Господа,  любовь  к Нему и молитва, и это христианство

> для нас существует не только в православии, но и вообще как таковое,

> т. е.    и  вне  его, как нечто такое,  что может быть неким образом

> выведено  за  скобки,  как  общее для всех исповеданий.  Это со всей

> ясностью  сознается  в  миссионерской  работе,  в которой христианам

> приходится,  стоя  перед  лицом язычества, глубже и полнее сознавать

> свое  христианство.   И,  несмотря на то, что культ или богослужение

> есть самое конкретное в жизни вероисповедания, все же остается место

> для  общехристианской  вневероисповедной молитвы вне культа и устава

> или, лучше сказать, со своим собственным, вновь слагающимся уставом.

> В настоящее   время  общая молитва  христиан  разных вероисповеданий

> в  храмах  и вне храмов становится всё более и более обычным фактом.

> В частности,   православные   давно  уже +молятся   с   инославными+

> в  соответствующих  случаях.   Молятся  с  инославными  и  католики,

> конечно  также при наличии соответственных обстоятельств.  Эта новая

> практика  не есть только вольность  или  любезность,    недопустимая

> при  строгой  и  ответственной  дисциплине  (как это доселе и думают

> многие),  но  общехристианское достижение, умение соединиться в том,

> что  является  +реально+  общим.   И  этой  нашей общей христианской

> радостью  и  утешением   является,   конечно,  прежде всего  молитва

> молитв  –  молитва  Господня,  включенная  в  св.  Евангелие.  В ней

> соединяются  +все+   христиане,    конечно, без  всякого исключения.

> В  расширенном  смысле  сюда  же  относятся  и  другие  евангельские

> молитвы, прямо или косвенно взятые из Евангелия.

 

<....>

 

> 2. =Слово Божие.=  Святое Евангелие составляет общее достояние всего

> христианского  мира.   Через  Евангелие с душой человеческой говорит

> сам Христос, и  душа  узнаёт Его,  внемлет и поклоняется Ему. Обычно

> в  нашем  отношении  к инославным мы недостаточно оцениваем эту силу

> Евангелия,  как  будто  забываем о нём.  В Четвероевангелии мы имеем

> чудесный,  Духом  Божиим  начертанный образ Спасителя, Его словесную

> икону,  которая  непосредственно  печатлеется  в душе.  Когда Вечная

> Книга  читается  не умом только, но и сердцем, когда душа склоняется

> «над Евангелием»,  тогда  совершается +таинство Слова+, рождающегося

> в  этой  душе.   Эту  прямую  действенность Слова Божия (efficacitas

> verbi),  обращенного  ко  всякой  душе,  иногда  как  будто умаляют,

> преувеличенно  подчеркивая  значение  церковного  предания  для  его

> уразумения  (которого, впрочем,  в известной мере отнюдь не отрицают

> и  протестанты).   +Практически+  это  значение  предания  в +живом+

> осприятии   Слова Божия   действительно  не следует  преувеличивать.

> Оно  относится  более  всего  к  богословию, и в нем к определенным,

> пререкаемым  вопросам  догматического  характера.   Притом  важность

> предания  отнюдь  не исключает, а даже предполагает непосредственное

> восприятие  Слова  Божия,   которое  имеет  свою жизнь в Церкви, как

> в соборном ее сознании (предании), так и в личном разумении.  И, что

> особенно  важно,  +личной+  жизни  с  Евангелием  (а далее и со всем

> Словом  Божиим  как  Ветхого,  так  и  Нового Завета) ничто не может

> заменить.   Надо  сказать  правду,  что  среди  православных народов

> личное  чтение   Слова Божия распространено значительно менее,   чем

> у протестантов (это восполняется, хотя только отчасти, богослужебным

> его употреблением).     Тем не менее  Библия   и Евангелие  являются

> общим  христианским  достоянием,  и  весь христианский мир, в данном

> случае  без различия исповеданий, склоняется над Евангелием.  Святое

> Евангелие  и  ныне  соединяет  разделившиеся  исповедания.   На всех

> языках мира проповедуется оно в самотождественности своей.  Говорят,

> что  истинное  разумение  Евангелия  дается  только  в Церкви.  Это,

> конечно,  так.    Но  что  именно  это означает?   Разве существует,

> в   самом   деле,   особое,  +церковное+  изложение  и  истолкование

> Евангелия,   которое  раз навсегда определило бы собой, заключило бы

> в себе,  исчерпало бы  собой Слово  Божие?   Конечно,  не существует

> и  не  может существовать, как не дано временному ограничить вечное.

> И  не справедливее ли думать обратное, что искренние и благоговейные

> читатели  Евангелия  чрез  то  +уже+  в  Церкви,  – в Церкви единой,

> Евангельской.{}

 

> 3.   =Духовная жизнь.= Христианин,  живя в Церкви, имеет  необходимо

> и  свою личную жизнь во Христе, свое общение с Ним, которое является

> одновременно   и   личным   и  церковным.   Догмат  и  догматические

> особенности  не  могут  отражаться на этом   личном опыте.    Однако

> при отсутствии  христологических  различий,   т. е.,  проще  говоря,

> при  наличии  веры во Христа как Сына Божия, Спасителя и Искупителя,

> существует  чрезвычайно  широкая  общность  христианской жизни  даже

> и  при  существовании  догматических  различий.   Разве  «разделился

> Христос»   для   теперешнего   православного,   католика,  верующего

> протестанта?   В  любви   к  Господу  нашему  и  в стремлении к Нему

> все  христиане  суть  едино.   Поэтому  является  общим  и  для всех

> доступным язык +мистиков+, как и их опыт.  Духовная жизнь, в которой

> происходит  касание божественной реальности, и сейчас гораздо больше

> соединяет    христиан,    нежели  догматическое  сознание.     Когда

> мы  чувствуем  трепет  этих  касаний,  на  него отзывается наша душа

> независимо   от   вероисповедного   соотношения.   В  живом  общении

> представителей   разных  исповеданий  создается  возможность  такого

> взаимного  познания,    которое     действует   более   убедительно,

> чем  словА, – оно связывает и обязывает.  Ибо узнается, что «Христос

> посреде  нас», ощущается веяние Духа Святого.  Это есть, может быть,

> самый  важный результат взаимообщения разных  исповеданий,   который

> не  отражается  в  формулах и постановлениях и, однако, представляет

> собой  духовную  реальность.   В  течение Лозаннской конференции/&/,

> в  особенности  в  начале  и  в конце ее, это чувство некоего общего

> духовного   опыта,   единения   во   Христе  достигало  чрезвычайной

> напряженности.    Для  всех было ясно,  что +нечто произошло+ поверх

> и помимо всего закрепленного в отчетах и постановлениях.  И чем выше

> напряжение  духовной  жизни,    тем  естественнее  оно  переливается

> за вероисповедные грани и соединяет людей.  С другой стороны, помимо

> такого  опыта  вообще,  и  не  может  быть  христианского  единения.

> Напротив, это последнее только и бывает осуществляемо в христианском

> вдохновении, новом явлении Пятидесятницы, которого чаем, но частично

> уже  и  обретаем.  Это единение во Христе, устанавливаемое сродством

> христианского  опыта,  есть  некое +таинство+ духовной жизни, как бы

> духовное  сопричащение  единого  Христа задолго до того, когда может

> совершиться  фактическое  причащение  из  одной  чаши.  Это реальное

> тожество  или  во  всяком  случае сродство опыта всего христианского

> мира    при  всей его    множественности, вообще  говоря,     отнюдь

> недостаточно  сознается,  но фактически оно  существует.   Разве  мы

> не  поучаемся  и  не  назидаемся  духовно  из сочинений «инославных»

> авторов,   разве их благочестие, их любовь   к Христу нас не трогает

> и не вдохновляет?  К сожалению, сознание наше гораздо легче выделяет

> догматические  несогласия и вероисповедные отличия, нежели это общее

> христианское  достояние.   Мистический и, если можно так выразиться,

> идейный Interkommunion/**/ христиан всегда существовал и существует,

> и  в  наши  дни  более, чем раньше.  Взаимное общение представителей

> богословской  мысли,  обмен  идей,  работа  научного и богословского

> исследования,  некая  общая  жизнь «над Евангелием» – всё это делает

> разделение  христианских  вероисповеданий в известной мере давно уже

> частично  не  существующим.   Для  его  поддержания  нужно  было  бы

> отгородиться  совершенно  от  всего инославного мира, что по милости

> Божией   стало   уже   окончательно   невозможным.    «Символическое

> богословие»   также   всё   более   становится  из  «обличительного»

> сравнительным,   и   еще   более  надо  это  сказать  про  сочинения

> мистического  и духовно-назидательного, аскетического характера, как

> и  про житийную письменность, ибо образы святых составляют достояние

> всего  христианского  мира.   С  какой внимательностью и набожностью

> всматривается западный мир (хотя бы современное англиканство) в лики

> русских  святых, или, наоборот, с каким вниманием и мы всматриваемся

> в  образы  великих  западных святых –  св. Женевьевы,  св. Франциска

> Ассизского   и   др.    И   это   духовное  взаимообщение,  которое,

> естественно,  всё  более  возрастает,  мы  должны сознательно в себе

> культивировать.   Не  нужно бояться, что через это мы духовно теряем

> самих  себя,  растрачиваем свое духовное достояние.  Напротив, через

> это  мы  его    скорее  приумножаем, во-первых  потому, что  усвояем

> себе  дары,  данные  другим (ибо дары различны и служения различны),

> во-вторых  потому,    что через сравнение опознается полнее и глубже

> и наше собственное естество.  Не познаем ли мы сами ныне православие

> яснее и глубже чрез то, что входим в соприкосновение с инославием?

 

> Итак,     существует    даже   и   теперь  некое  духовное  единство

> и  взаимообщение всего христианского  мира, хотя   и   не выраженное

> ни  в  каких  согласительных формулах.  Зато оно не боится и никаких

> запрещений   и   анафематствований.    Но   к   этому  мистическому,

> алогическому,   адогматическому единству христианского   мира  нужно

> еще   присоединить   и   наличность   его  догматического  единства.

> Вследствие  известной  односторонности,   исторически,   может быть,

> и  понятной,    христиане  разных    исповеданий  остро воспринимают

> свои  догматические  разногласия,  но не ощущают в такой мере своего

> согласия   –   первым   для   них   совершенно  поглощается  второе.

> Определение   «еретик»,   относящееся  лишь  к  определенным  чертам

> мировоззрения,  распространяется  и  на  +всего+  человека,  который

> +всецело+  анафематствуется  за  эту  частную   ересь.     Так  было

> в  продолжение  всей  истории  христианства,  однако это еще не дает

> заключить,  что  это  правильно.   На  самом  же деле это совершенно

> неправильно и может объясняться некоторой слепотой  ревности  к вере

> и  догматическими  страстями.  Кроме того, в древности гораздо менее

> стеснялись в выражениях,  чем в наше  время,  но усвоять нам  теперь

> при    нашей    современной    психологии   этот   язык   совершенно

> несоответственно.    И если мы проверим наши фактические разногласия

> в догматах,   они, конечно,   не станут  менее существенными, но они

> не заслонят для нас столь же существенные пункты и нашего +согласия+

> с  «еретиками»,    ибо пора наконец  это громко сказать  и признать:

> +не существует еретиков вообще, но лишь в частности+, в определенном

> отношении.  Такой смысл в числе других имеет и слово апостола Павла:

> «Подобает  быть  ересям  (разномыслиям)  между  вами,  да  откроются

> искуснейшие»  (1Кор.11,19).   Конечно,  частная  ересь  представляет

> собой  и  общую   болезнь,   повреждающую духовную жизнь,  однако ее

> не  убивающую.   И  нам  трудно и, может быть, невозможно определить

> действительную степень этой поврежденности в ту эпоху, когда впервые

> возникало  данное  догматическое  разногласие.     Не  надо забывать

> и  того, что, кроме ересей сознания, существуют еще и +ереси жизни+,

> состоящие  не  только  в  греховности,  но  и в жизненной неполноте,

> +односторонности+    христианского   пути   (что   и   соответствует

> подлинному,  изначальному  значению  слова  +ересь+).  Можно, будучи

> православным,    практически    монофизитствовать   в   сторону   ли

> докетического   спиритуализма   или   манихейства,  что  чаще  всего

> наблюдается   в   восточном   христианстве,  или  несторианствовать,

> разделяя  обе  природы Христа  (этим  фактически является примирение

> с  «секуляризацией»  культуры).   И  в  этом смысле, +все+ окажутся,

> может быть,    еретиками в разной  степени и  в разном    отношении.

> Однако отсюда отнюдь не следует,  чтобы  не существовало Православия

> и  православных.   Из  этого только следует, что ересь, как таковая,

> повреждает и ограничивает, но не уничтожает жизни во Христе и Церкви

> Его.   Само понятие  ереси,    как  и раскола,   существует   только

> в  пределах  церкви,  а  не  вне нее,  и  оно означает ущербленность

> церковной  жизни.   Поэтому  ошибочно  понимать  даже  догматическое

> анафематствование  как  духовную смертную казнь,   полное  отделение

> от  Церкви.   Подобным ужасным актом взаимно обменялись в свое время

> восточная  и  западная  Церкви  в  лице папы Николая III и патриарха

> Михаила  Керуллария  (и  можно  поистине  сказать,  что  анафемы эти

> тяготеют  до  сих пор над христианским миром и над всеми нами, в них

> неповинными).  Однако даже и после этой анафемы не перестала для нас

> Римская   церковь   быть   христианскою   Церковью,   допустим  даже

> еретическою,  как  и  мы  для  Римской.  +Дисциплинарно+ для данного

> церковного  общества   анафема  есть   смертная  казнь,    отсечение

> от церковного общения.    Однако эта  дисциплинарная  мера  не может

> и не должна быть распространена на всё церковное бытие,  ибо  – надо

> и  это  громко  сказать  –  и  еретики  находятся  в  церкви, и меру

> гибельности для них их еретичества нам знать не дано.

 

> Отсюда  следует, что если еретичество есть лишь частное повреждение,

> то  в нашем   отношении     к  еретикам  или  разномыслящим   должно

> иметь  значение  не  только  то,  что  в  них  еретично,  но  и  что

> православно, в чем они продолжают пребывать в Церкви.  В самом деле,

> имея  ересь в учении о церкви, перестают ли протестанты или католики

> православно  веровать во Св. Троицу  и Господа Иисуса Христа?   Имея

> неправильную  доктрину  о filioque,   перестают ли католики веровать

> в искупительное дело Христово,  в церковные таинства?    И хотя  это

> как  будто  само  по  себе  очевидно,  однако  нужно всем христианам

> ответственно  сознавать  не  только  свои  расхождения,  но  и  свое

> согласие,  а  это  последнее  установляется  ни  много ни мало общим

> христианским       исповеданием.        Наш       Символ       веры,

> Никео-Константинопольский  (правда,  искаженный  filioque),   вместе

> с  почитаемыми  и  в  нашей  церкви древними  символами  Apostolicum

> и Athanasianum является общим исповеданием всех трех основных ветвей

> христианства:  православия,  католичества  и  протестантства,  и это

> догматическое основание единства никогда не должно забывать.

 

> 4.   =Таинства.=    В   настоящее  время  в  таинствах  христианские

> исповедания наиболее реально  разделены  друг  от друга.     Общение

> в  таинствах остается еще лишь путеводной звездой, отдаленной целью,

> которая  хотя  и достигается  уже  в пределах протестантского  мира,

> но  остается  совершенно  неосуществимой  в  отношениях  между тремя

> основными    ветвями   исторического   христианства:   православием,

> католичеством   и    протестантством.      В  отношении  православия

> и  католичества  к  протестантству  главным разделяющим препятствием

> является    отсутствие    у   протестантов   законного   священства,

> апостольского преемства; для взаимных же отношений первых двух между

> собой нет этого препятствия.  В подавляющем большинстве христианских

> исповеданий  ()  признаются  таинства,  подаваемые  Господом Иисусом

> Христом во  Св. Духе,  и существует практика  этих таинств  при всём

> различии  в  богословском учении   о  них.     Как  надо  относиться

> к  реальности этих  таинств и   в какой мере является решающим здесь

> то   или иное  их  богословское  истолкование?    Хотя это последнее

> и может оказывать влияние на действенность таинства (), тем не менее

> при  наличии +общей веры+, например, в таинство Тела и Крови, обычно

> чрезвычайно    преувеличивается  значение   доктринальных   различий

> в области евхаристического богословия.

 

<.....>

 

> Канонические  и даже догматические повреждения в известных пределах,

> по  свидетельству Церкви,   не уничтожают  действительности  таинств

> и  даже  если  они и повреждают или умаляют их действенность, однако

> последнего  не дано ведать человеку.  Но отсюда проистекает огромной

> важности вывод: Церкви, сохраняющие священство, хотя и разобщены, но

> не  разделены в  жизни таинств.   Иными словами,  разделение  Церкви

> не проходит до глубины, +в своей таинственной жизни Церковь остается

> едина+,    по крайней  мере   это   можно  утверждать  об отношениях

> между  православием  и  католичеством.   Строго  говоря,  соединение

> церквей  здесь  даже и не требуется, хотя, к сожалению, это единство

> обычно  и  мало сознается.  Что отсюда следует?  Церкви, сохранившие

> указанное единение в таинствах, разделены ныне канонически, в смысле

> юрисдикции,  и догматически, в смысле целого ряда различий, которые,

> однако,   остаются бессильны  упразднить  действительность  таинств.

> Что  требуется  для  полного  воссоединения и с чего начать?  Обычно

> считается,  что  для  действительного  соединения,  которое могло бы

> выразиться в общении в таинстве (Interkommunion),    и в особенности

> в  общении  евхаристическом,  требуется  прежде  всего  каноническое

> общение,  т.  е.   взаимное  признание  юрисдикций.    Однако в этой

> области  отсутствует  impedimentum  dirimens.   Ибо  ни  с восточной

> стороны   никогда  не  оспаривалась  юрисдикция  папы  над  западной

> Церковью,   ни  с  западной  не  оспаривались  юрисдикции  восточных

> поместных    Церквей  в  их собственной  области,    и   разногласия

> в канонической  области   относятся   не к разграничению юрисдикций,

> но  к правам римской кафедры – папского примата, что есть вопрос уже

> не канонический,    а   догматический.      В области  догматической

> между Востоком и Западом существуют глубокие разногласия, и в учении

> о  Св.   Духе filioque,    и  учении  о Церкви (именно  о месте папы

> в   Церкви),   и   целый  ряд  других  догматических,  а  еще  более

> доктринальных различий (впрочем, что касается последних, то они ведь

> могут  существовать  – и существуют – и в недрах единой православной

> Церкви).   <...>    Здесь мы вступаем в область догматических споров

> и     разделений,     доселе     не     изжитых.      Обычно    этим

> догматически-доктринальным  различиям  придается  решающее значение.

> Сакраментальное  единство  догматически разделяющихся Церквей как бы

> забывается или приносится в жертву этому их различию (которое обычно

> также  не  только  не  сглаживается,  но  еще  и  преувеличивается).

> Поэтому   господствующая  формула  относительно  соединения  церквей

> гласит:  общение  таинств,   т.  е.   единение в тАинственной жизни,

> должно  иметь  для  себя  условием  +предварительное+  догматическое

> соглашение.  Но так ли бесспорна эта мнимая аксиома, которая никогда

> не  проверялась?   Здесь  на  одной  чашке  весов  мы имеем различие

> некоторых  христианских  догматов  и  богословских  мнений  и веками

> сложившееся   и    закрепившееся  отчуждение   и  соперничество,  но

> на  другой  –  единство  тАинственной  жизни, и прежде всего Трапезы

> Господней.    Почему   же   считается   необходимым   предварительно

> согласиться  во  мнениях,  а  не наоборот, не в единстве ли таинства

> надо  искать  пути  к  преодолению этого различия?  Почему не искать

> преодоления  ереси  учений  чрез  преодоление +ереси жизни+, каковою

> является разделение?  Не грешат ли ныне христиане тем, что не слышат

> общего евхаристического     зова  и  не  следуют ему,     охваченные

> своими  страстями  и разделениями?  А если  так, то для  православия

> и  католичества  еще  остается  почва  и  путь для их   соединения –

> на  почве  общения  в  таинствах.   Но  для  этого,  конечно, должно

> ощутиться  веяние  Духа  Божия, оно лишь сделает явным, что искомого

> единения следует искать вовсе не так  далеко,  как  думают,  ибо оно

> уже   есть   существующий    факт,     который   надо   реализовать.

> Но  реализовать  его  надо  честно  и искренне, абсолютно без задних

> мыслей,  коварства  и  хитрости, единственно, чтобы явить и осознать

> свое  братство  о  Господе.    Ни  гордый  и   властный Рим, живущий

> в  католическом  священстве,  ни  застывший  в  вековой  самообороне

> Восток,   видящий врага и поработителя в каждом  католике,  не могли

> и  не могут до сих пор сделать этого шага, +забыться+ в порыве любви

> церковной.   Может  быть,  еще  не  пришло время, еще не совершились

> судьбины Божии, еще не прогремел гром и не сверкнула молния, которые

> расплавят  исторические твердыни,    а вместе и человеческие сердца.

> Но путь к единению Востока и Запада лежит не чрез Флорентийскую унию

> и  не  чрез  турниры  богословов,  но  чрез  единение  пред алтарем.

> Священство  Востока и Запада должно сознать себя единым священством,

> совершающим   единую   Евхаристию,     приносящим   единую   жертву,

> и     для  воспламененного этим   сознанием   священства    отпадут,

> как картонные преграды, все препятствия к единению в таинстве.{} Сие

> и бУди,   бУди.  А вслед за этим и  в ответ на это  будет достигнуто

> и  догматическое  единение,   точнее,  взаимное понимание друг друга

> в своих свойствах, односторонностях или даже различиях, если таковые

> останутся:  In  necessariis  unitas,  in dubiis libertas, in omnibus

> charitas./***/  И  лишь  до тех пор, пока не загорелись эти огненные

> языки  в  мире,  остается  для  нас долгий и стропотный путь искания

> догматического единомыслия путем догматических споров...  Но, как бы

> история   ни  разрешила   вопрос  о путях    к  единению    Церквей,

> само   единение   в  таинствах   уже   существует  и  не должно быть

> нами забываемо и умаляемо и теперь, при разделении.

 

> Существующее  +единство+  Церквей   есть  и положительное  основание

> к  их +единению+, без первого невозможно было бы и второе.  Сознание

> своего   единства   как  данности  и  разъединение  как  факт  живою

> антиномией  присутствуют в душе христианина.  Эта антиномия не может

> оставлять  человека  в  покое  равнодушия,  но  должна искать своего

> разрешения.   И «экуменическое» движение наших дней выражает для нас

> это искание.

        [ Протоиерей Сергий Булгаков.  У кладезя Иаковля. О реальном

          единстве разделенной Церкви в вере, молитве и таинствах

          www.ecumenism.ru/books/book01/ch10.html;

          www.reshma.nov.ru/texts/bulgakov_kladez_iakovlia.htm ]

 

 

        -------------------------------------

        /&/ см. www.messia.ru/r2/5/i05_096.htm#1927lk

        /*/ "Вне Церкви нет спасения"  (лат.,  свщмч. Киприан

        Карфагенский, III в.) (примечания ред. рассылки).

        /**/ совместное причащение представителей разных христианских

        конфессий (нем.);

        см. www.krotov.info/spravki/temy/i/intercom.html.

        /***/ "В главном  – единство, в спорном – свобода, во всём —

        любовь" (лат.); об истории и авторстве этой фразы

        см.: www.krotov.info/yakov/3_vera/1_vera/4b_unity.htm;

        www.bit.ly/aQ30Qp (англ.).

 

 

 

 

 + + + комм. епископа Кассиана (Безобразова)

        www.krotov.info/history/01/kern/page07.htm

 + + + протоиерей Георгий Митрофанов: Иисус и самарянка

                   www.messia.ru/rasylka/010/2562.htm#0

 + + + священник Александр Мень: самарянка у колодца

                www.messia.ru/rasylka/009/2415.htm#0

 + + + свящ. Александр Мень - еще одна проповедь

        www.messia.ru/rasylka/008/2202.htm#0 (+ссылки)

 + + + митр. Антоний (Блум): Христос и самарянка

        www.messia.ru/rasylka/007/1840.htm#0 (+ссылки!)

 + + + его же др. проповеди

        www.messia.ru/rasylka/rzerv/p5-blum.htm#0

 + + + Моррис Венден. Женщина у колодца

        www.otkrovenie.de/beta/xml/other/BogGovoritJaDumajy.xml/7#1_7_1

 + + + разные авторы www.messia.ru/rasylka/rzerv/p5.txt

 

 

 

 

Этот день в календаре РПЦ:

 www.grad-petrov.ru/calendar.phtml?year=2011&month=5&day=22;

 www.mospat.ru/calendar/2011/05/22

 

 

 

 

 

# Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах -

  в письме, в icq или на форуме. # Постараюсь ответить на вопросы... #

 

 

 -----------------------------------------------------------------

|        Буду благодарен за материальную поддержку проекта.       |

|           Как это можно сделать, описано на странице            |

|                   www.messia.ru/pomoch.htm.                     |

 -----------------------------------------------------------------

 

 

 

--

  Желаю всяческих успехов!

 Прошу ваших молитв обо мне и о моей семье,

а также об успехе интернет-служения "Христианское просвещение"

 

редактор-составитель рассылки        mailto:mjtap@ya.ru

   Александр Поляков, священник                 ICQ # 112678438

                            (запасной адрес: alrpol0@gmail.com)

 

 

             ---------------------------------------------

*Женщина говорит Ему:

 "Господин мой, я вижу, Ты - пророк.

  Наши отцы поклонялись Богу на этой горе,

  а вы говорите, что место, где Ему надо поклоняться -

  только в Иерусалиме".

 Иисус говорит ей:

 "Верь мне, женщина:

  час наступает, / когда будете поклоняться Отцу

  не на этой горе / и не в Иерусалиме.

  Вы не знаете, чему поклоняетесь, / а мы знаем, чему поклоняемся,

  ведь спасение - от евреев.

  Но час наступает - / он уже наступил! -

  когда тех, кто Отцу поклоняется,

   наставит Дух Истины, как истинно чтить Отца.

  Ведь Отец Себе ищет таких - / тех, что так Ему поклоняются.

  Бог - это Дух,

  и Ему надлежит поклоняться, / как наставляет Дух Истины". ...

  Ученики просили Иисуса: "Равви, поешь!"

  Он ответил: "У Меня есть пища, о которой вы не знаете".

  Ученики стали говорить между собой:

  "Может быть, кто-нибудь принес Ему поесть?"

  Иисус говорит им:

  "Моя пища - исполнить волю Того, кто послал Меня,

   и завершить Его дело.

  Разве вы не говорите: 'Еще четыре месяца - и наступит жатва'?

  Но вот, говорю Я вам,

  поднимите глаза, посмотрите на нивы,

   как они побелели, созрев для жатвы!

  Жнец получает и плату свою, / и урожай собирает для вечной жизни,

  так что радуются одинаково / и тот, кто сеял, и тот, кто жнет.

  Вот так подтвердилась пословица: / "Сеет один - жнет другой".

  Это Я послал вас жать ниву, / на которой трудились не вы -

  там трудились другие, / а вы разделяете с ними / плоды их трудов".*

                            (Ин.4:19-24,31-38 — из воскресного чтения)

                                * * *

*Оптимист - это тот, кто не предсказывает будущее, а работает на него*

                                                              (Турчин)

             *********************************************

 

 

* В цитатах из Нового Завета в 'подвале' выпусков обычно используется

        перевод В.Н.Кузнецовой www.messia.ru/biblia/nz/kuzn/index.htm

 

 

 HTML-версия в архиве -> www.messia.ru/rasylka/011/2688.htm#0

[при просмотре выпуска на сайте доступна функция "поделиться"]

     Архив рассылки + подписка  ->   www.messia.ru/rasylka/#0

 

 !!!NEW!!! страничка сайта в facebook:

                       www.facebook.com/pages/messiaru/166052580123199

 

 

********************* Сайт "Христианское просвещение" -> www.messia.ru

* * * * * * Форум /гостевая книга сайта:  www.messia.ru/razd/forum.htm