=рассылка *Христианское просвещение*=

Благодать Господа Иисуса Христа, любовь Бога Отца и общение Святого Духа да будет с вами!

Тема выпуска:
Греко-католичество в XVII-XVIII веках

Этот выпуск двойной, и для того, чтобы было удобней читать его частями, текст разделен чертой на 2 примерно равные части.

В конце выпуска – форма для выражения Вашей его оценки и мнений.

Подготовлено по материалам главы из книги:
/1/ - Свящ. Виктор Данилов. ИСТОРИЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ КАТОЛИЧЕСТВА В РУССКИХ ЗЕМЛЯХ ДО 1917 ГОДА / §5 (было тут)

С использованием материалов :
/2/ - Д.Поспеловский, Православная Церковь в истории Руси, России и СССР. // М., 1996.

/3/ - Ги Бедуелл.ИСТОРИЯ ЦЕРКВИ. Глава 13 (было тут)

/4/ - Романо Скальфи. "Я С ВАМИ ДО СКОНЧАНИЯ ВЕКА". Краткая история Католической Церкви / глава "Протестанская реформация и Католическая реформа" (было тут)

 
серия "История христианства" 

Последние выпуски серии:

XVI-XVII века, Русь +
       
 (3200 слов)

 

Первоначальная история Брестской унии
(1596-1773 гг.)

В этот период земли восточных славян принадлежат различным государствам. Часть современной Украины входит в состав Польши. В остальной Украине, включая Киев, а также во всей Белоруссии господствуют литовские князья. К концу ХVI века в польско-литовских землях успешно распространяются кальвинизм и другие религиозные течения, которым удается привлечь к себе значительную часть знати. Католическая Церковь сопротивляется этому и, прежде всего, с помощью школ, основанных иезуитами. Православная церковь в это время слабее, хотя и возрождается с помощью братств. В этой обстановке некоторые православные архиереи вынашивают идею объединения с Римом. Это вызвано в том числе и политическими мотивами. Католические епископы принимают участие в управлении государством, чего лишены православные. С другой стороны, нельзя всё объяснить политикой. Существует и искреннее желание осуществить решения Ферарро-Флорентийского Собора — единение с Римом. /4/

В то время как все попытки Рима достичь церковного воссоединения с церковью московской Руси кончались неудачей, в Польско-Литовском государстве появились надежды на такое воссоединение. Рассмотрим события, содействовавшие этому. /1/

1) В начале XVI века, когда Александр I Ягайло объединил в одном государстве Польшу и Литву, православные русские или украинские епископы оказались в сложной ситуации: и в Варшаве, и в Москве, и в Константинополе не скупились на критику в их адрес. /3/

После образования в Польско-Литовском государстве отдельной Киевской митрополии, последняя до конца XV — начала XVI века находилась в единстве с Западной Церковью.

С прекращением этого единства в начале XVI в. Киевская митрополия в иерархическом отношении подчинилась Константинопольскому патриарху, который с захватом турками в 1453 г. Константинополя фактически был пленником (подданным) Турецкого султана. Не имея прежних денежных средств, как во времена независимости от турок, Константинопольские патриархи облагали денежными поборами православное население Польско-Литовского государства, его епископов. Так, например, патриарх Иеремия II потребовал от Михаила Рагозы за его поставление в должность Киевского митрополита 14 000 золотых. Кроме того, Константинопольские патриархи, опасаясь католического влияния на православную иерархию Киевской митрополии, усилили надзор за ее высшим духовенством. Особенно этот надзор проявился над епископами в создании и поощрении деятельности православных братств и в наделении их не только самостоятельностью от епископов, но и правами обличения епископов и даже отлучения их от Церкви. Всё это вызывало недовольство Константинопольскими патриархами со стороны высшего русского духовенства.

2) Большое значение имел вопрос о взаимоотношениях между православной Церковью и светской властью Польско-Литовского государства. В силу сложившихся православных традиций, православные цари, князья, феодалы выступали защитниками и покровителями православия. Так, в Московском государстве православию покровительствовал царь.

В Польско-Литовском государстве король и подавляющее число крупных и средних землевладельцев (шляхты) были католиками и поэтому к православию относились равнодушно, многие православные церкви находились на территориях землевладельцев-католиков и подлежали надзору со стороны последних, что приводило к многочисленным конфликтам между светской властью и духовенством. В связи с этим православные епископы чувствовали себя стесненными в своих правах.

3) Очень низок был образовательный и моральный уровень православного духовенства. Часто оно не исполняло своих обязанностей и не пользовалось уважением народа. Дворянство и епископы смотрели на низшее духовенство как на барщинное крестьянство. Константинопольские патриархи не оказывали никакой помощи, т.к. сами находились в рабстве у турецких султанов, а на Русь смотрели только как на источник доходов. Такою слабостью православия воспользовался протестантизм (лютеранство, кальвинизм), охвативший значительную часть русского дворянства в Польско-Литовском государстве. Распространялось протестантство и среди католического населения, пока в Польско-Литовском государстве не развернулась деятельность ордена иезуитов.

Иезуиты создавали образовательные школы, проводили диспуты и вели литературную полемику с протестантами. Попутно они развернули борьбу за воссоединение Церквей. Они обличали беспорядки и жалкое состояние православной Церкви в Польско-Литовском государстве и уверяли, что воссоединение православной Церкви с католической устранит все эти недостатки. Особенно большое значение в пропаганде воссоединения Церквей имело сочинение иезуита Петра Скарги (†1612) "О единстве Церкви Божей под руководством одного пастыря и о греческом расколе". В этом сочинении Скарга показывал не только религиозную необходимость возврата к единству с Римом, но и на вытекающую из этого политическую и гражданскую пользу. Сочинение Скарги было посвящено крупнейшему православному магнату Константину Острожскому.

Все созданные иезуитами учебные заведения проповедовали воссоединение Церквей. В 1582 г. в Вильно была открыта духовная семинария, готовившая кадры для воссоединения Церквей, а также было предоставлено несколько мест для русской молодежи в духовных заведениях Рима, Оломульца, Праги и Браневе. Одновременно с пропагандой воссоединения Церквей (унии) шла работа по обращению православных в католическую Церковь латинского обряда. С этой целью в ряде православных приходов были построены церкви латинского обряда.

В таких условиях, с одной стороны — общего упадка православной Церкви, с другой — усиления пропаганды за воссоединение Церквей, многие православные всё более доброжелательно стали относиться к идее церковного единства. Многие бывшие православные, принявшие протестантство и порвавшие затем с ним, уже не возвращались в православие, а переходили в католичество. Одним из ревностных пропагандистов церковного единства стал князь Константин Острожский (ставший позднее противником унии).

Но одновременно с ростом симпатии к церковной унии росла и оппозиция к ней, главным представителем которой был Андрей Курбский, изменивший ранее Ивану Грозному. Он призывал православных не посещать религиозные диспуты и проповеди иезуитов и для борьбы с католическим влиянием поддерживал православные печатные издательства. Борьбу против воссоединения Церквей вели и православные церковные братства, созданные мирянами в крупных городах и первая богословская школа на Руси — Острожская Академия, основанная Константином Острожским.

И всё же стремления к воссоединению Церквей росли. Особенно они возросли с возникновением в Москве отдельного Московского патриархата (1589 г.), пятого в православном мире. С этого момента православной Церкви в Польско-Литовском государстве стала угрожать зависимость от Московской патриархии, что представляло политическую опасность для Польши и Литвы. По этой причине стремление к церковной унии получило поддержку короля Сигизмунда III и правительства Речи Посполитой (так называлось тогда официально Польско-Литовское государство).

Ближайшими причинами к унии послужили следующие события. Приехавший на территорию современной Украины Константинопольский патриарх Иеремия II сместил по жалобам мирян тогдашнего Киевского митрополита Онисифора Девочку и поставил на его место Минского архимандрита Михаила Рагозу, который тем самым, стал с 1588 г. главой православной Церкви в Речи Посполитой. Однако вскоре, не совсем ясно по каким причинам, Иеремия ввел для Польско-Литовской Руси должность экзарха (патриаршего наместника). Должность эта была выше должности Киевского митрополита. Экзарх имел право надзора за всеми епископами, за порядком в митрополии и право снятия неугодных епископов с должности. Таким экзархом был поставлен Луцкий епископ Кирилл Терлецкий (†1603 г.). Он был тайным сторонником воссоединения Церквей, о чем патриарх не знал.

Такое решение патриарха вызвало неудовольствие митрополита Рагозы. Кроме того, Рагоза отказал Иеремии в деньгах для уплаты дани Турецкому султану, за что Иеремия пригрозил Рагозе отлучением от Церкви. Для Рагозы это стало решающий толчком к унии с Римом. Кроме того, Иеремия вызвал большое недовольство православного епископата возвышением церковных братств — виленского и львовского, поставив в зависимость от них епископов и духовенство и поручив братствам контроль за ними. Это привело к конфликту между львовским братством и Львовским епископом Гедеоном Балабаном, который, хотя и был недостойным епископом, но начал агитацию за воссоединение Церквей. К сторонникам церковного единства присоединился ставший с 1593 г. Владимирским епископом Адам Поцей. С этого времени он вместе с Терлецким становится во главе движения за воссоединение Церквей. Их поддерживают католики латинского обряда: иезуит Петр Скарга, архиепископ Соликовский и епископ Мацеевский. Наконец, к середине 1595 г. Поцей и Терлецкий подготовили условия, на которых православный епископат Речи Посполитой готов был воссоединиться с Римом.

Для характеристики причины и необходимости воссоединения православной Церкви с Римом приводим текст наказа епископов, согласившихся на церковную унию, польскому королю. Вот он:

"Видя в старших наших, патриархах, великие нестроения и нерадение о Церкви Божией и законе святом, видя их неволю, видя, что вместо четырех патриархов сделалось восемь, видя как они там живут на своих патриаршествах, как один за другим подкупается, как церкви соборные утратили, и сюда к нам приезжая, никаких диспутов с иноверными не устраивают, только поборы с нас берут, и набрав откуда попало денег, один под другим там, в земле поганской, подкупаются — видя всё это, мы, епископы, не желая долее становиться в таком бесчинии и под таким их пастырством, единодушно согласившись (под верным ручательством), если его королевская милость захочет хвалу Божию под единым пастырством расширить и дать нам с нашими епископами, церквами, монастырями и всем духовенством такие же вольности, какими пользуются духовные римские, хотим приступить к соединению веры и пастыря единого, главного, которому самим Искупителем мы вверены, святейшего Папу римского пастырем своим признать". /1/

Далее в документе оговаривались 10 условий:

1) сохранение в неприкосновенности восточных обрядов и преданий;

2) неприкосновенность монастырских угодий, архиерейских соборов и иерархического подчинения священников епископам Православной Церкви;

3) неприкосновенность порядка богослужений и сохранение Юлианского календаря;

4) почет в сейме и места в сенате;

7) отмена санкционированной восточными патриархами неприкосновенности братств, которые якобы явились рассадником сектантства;

8) хиротония епископов Русской Церкви только митрополитом Киевским и избрание последнего Собором западнорусских епископов с последующим утверждением Папой;

9) подтверждение принятия артикулов королем польским;

10) получение королем утверждения этих артикулов Папой с тем, чтобы все права и привилегии римских епископов распространялись в той же мере на епископов русских. /2/

На Соборе в Брест-Литовске в 1596 году русские епископы греческого обряда по настоянию польского короля Сигизмунда III (†1632) приняли решение ратифицировать унию с Римом, возобновленную несколько месяцев назад на основе Флорентийского Собора, и провозгласили себя "свободными от власти Константинопольских Патриархов"./3/


С этим решением от имени православного епископата Киевской митрополии были отправлены в Рим Ипатий Поцей и Кирилл Терлецкий. Папа Климент VIII с радостью принял Киевскую митрополию в лоно вселенской Церкви.

В булле по вопросу воссоединения Церквей, оглашенной 23 декабря 1595 г. Папа гарантировал "униатам" (так стали называть бывших православных, воссоединившихся с Апостольской столицей и ставших тем самым католиками византийско-славянского обряда) их старославянский обряд "за исключением того, что противоречило бы учению католической веры и исключало бы воссоединение с Римской Церковью". Кроме этого, был оставлен прежний юлианский календарь. За митрополитами, утверждаемыми Папой, признавалось право утверждения епископов. Польского короля Папа просил об уравнении в правах униатского и латинского епископата.

Торжественное провозглашение воссоединения произошло на созванном митрополитом Рагозой соборе православных епископов в Бресте в 1596 г.

В воссоединении не приняли участия только два православных епископа: Гедеон Балабан — епископ Львова и Михаил Копыстинский — епископ Перемышля. Эти епископы вначале тоже были за воссоединение Церквей, но затем были склонены к отказу от него князем Константином Острожским. Они вместе с Острожским и другими противниками церковного единства прибыли в Брест и, пользуясь княжеской вооруженной охраной, провели свой антиуниатский собор. Таким образом, значительная часть православных — Львовская и Перемышльская епархии временно остались вне церковной унии.

Еще до торжественного провозглашения Брестской унии, сразу же после отъезда Поцея и Терлецкого в Рим, противники церковного воссоединения начали войну против него. После Брестского собора эта борьба усилилась. Главным ее предводителем, кроме князя Острожского, еп. Балабана, теологов Острожской Академии и церковных братств, стали монахи Киево-Печерского монастыря. Не имея собственных сил для борьбы против церковной унии, ее противники пользовались помощью зарубежных единоверцев из Молдавии и Константинополя. В 1620 г. в Москве побывал Иерусалимский патриарх Феофан. Он пытался уговорить Москву разорвать мир с Польшей и вместе с Турцией выступить против нее. Возвращаясь к себе домой через Польшу, Феофан поставил для Польско-Литовской Руси нового православного митрополита Иова Борецкого и епископов в воссоединившихся Римом епархиях. Последнее было нарушением законов страны, и Сигизмунд III запретил повиноваться этим епископам и даже повелел их арестовать и наказать. Но из-за происходивших тогда на Руси волнений, с приказом короля не посчитались. /1/

В 1573 г., во время царствования короля Владислава IV (†1648, преемник Сигизмунда III) государственный литовско-польский Сейм провозгласил равенство между православными и католиками, признал восстановление православной иерархии и гарантировать противникам Унии свободу исповедания и сохранения за ними церквей. (Это было в то время, когда Киевский митрополит Петр Могила (†1646) составил свой православный катехизис и свое Исповедание, одобренное двумя большими Соборами XVII века: Ясским в Молдавии в 1642 году (на котором Петр присутствовал) и Иерусалимским в 1672 году.) /1,3/

В польском обществе уния нашла очень мало понимания и поддержки. Король, хотя и поддерживал унию, но не исполнил обещанного уравнения в правах униатского и латинского епископата и введение униатского епископата в сенат. Это впоследствии очень повредило унии, т.к. уния со всех сторон подвергалась нападкам, и некому было дать правдивых разъяснений, представить в сенате дело в истинном виде. Латинский епископат при жизни Мацеевского изо всех сил поддерживал воссоединение Церквей, преемники же его относились к унии равнодушно. В возникших обстоятельствах некоторые из латинского духовенства видели в церковной унии больше вреда, чем пользы для страны и Церкви. Так, примас Гембицкий (1616-1624 гг.) и тогдашний польский епископат желали ликвидации унии и перехода униатов в латинский обряд, считая что, в противном случае воссоединение их с Римом будет непрочным.

Даже наиболее религиозные и культурные униаты не сохраняли верность своему обряду, многие русины (так называли русское население Речи Посполитой в отличие от русского населения Московского государства) намеренно обходили унию, принимая латинское католичество. Таковыми, например, стали сыновья князя Константина Острожского — главного противника католичества, ставшие католиками латинского обряда.

В связи с этим стало очевидно, что прежде, чем уния сумеет развиться, она вымрет или будет состоять из самых бедных крестьян и кучки горожан без поддержки и защиты. В связи с этими трудностями был момент, когда даже Апостольская столица (Рим) усомнилась в реальности унии, т.е. в реальности католической Церкви византийско-славянского обряда и стала прислушиваться к советам примаса Гембицкого.

Спасли католическую Церковь византийско-славянского обряда ее первые митрополиты. Со смертью Рагозы (†1599) митрополитом униатской Церкви стал энергичный Поцей (†1613). Он сумел отбить все нападки на униатскую Церковь со стороны короля, и сейма. Сам будучи очень благочестив, он сумел воспитать благочестие у подчиненного ему духовенства. Он усовершенствовал монашеский орден василиан (называемый по имени св. Василия) и поднял просвещение и культурный уровень духовенства.

Его приемником стал Иосиф Рутский происходивший из кальвинистской семьи и обращенный в католичество латинского обряда. Несмотря на свою склонность к латинскому обряду, он стал монахом и священником византийско-славянского обряда. С помощью иезуитов и кармелитов он реформировал орден василиан, превратив его в сильную организацию. Он добился от Рима запрета перехода из унии в латинский обряд, как для духовенства, так и для мирян. Одновременно Апостольская столица запрещает иезуитам склонять униатов к переходу в латинский обряд.

В это время существовал запрет перехода из латинского обряда в византийско-славянский обряд. Но из этого правила допускались исключения (если переход был связан "с выбором более совершенной жизни"). После реформы ордена василиан многие из латинского обряда, пользуясь этим исключением, вступили в василианский орден и значительно его латинизировали. Благодаря значительному влиянию василианского ордена это повело к латинизации и всей униатской Церкви.

В итоге деятельность первых униатских митрополитов можно определить следующим образом: при Рагозе возникла униатская Церковь, Поцей обеспечил ее правовое положение и придал ей внешние формы, Рутский же, превосходя Поцея богословским образованием и воспитанием, поднял униатскую Церковь качественно. В момент его смерти (1637)  все униатские епископы уже ни в чём не уступали латинским епископам: и среди василиан, и среди светского духовенства было много образованных, способных богословов, писателей и пастырей, ревностно заботившихся о вере в народе. Папа Урбан III Рутского за его деятельность назвал "русским Афанасием".

Но более всего развитию и утверждению унии послужила мученическая смерть униатского полоцкого архиепископа Иосафата Кунцевича.

Он родился во Владимире в 1580 г. в мещанской православной семье и по воле родителей посвятил себя купеческой деятельности в Вильно. Под влиянием иезуитов он стал католиком. Почувствовав призвание к монашеству, в 1604 г. вступил в василианский монастырь св. Троицы в Вильно. Там он встретился и подружился с Рутским. В 1609 г. он  был рукоположен в священники и развернул энергичную деятельность в качестве проповедника. Он привлек к католической вере много православных, за что получил от противников унии прозвище "душехвата". Он проповедовал не только в храмах, но и в больницах и в частных домах.

Своею деятельностью он не только привлекал к унии, но и к монашеству, так что вскоре пришлось создавать новые поселения ордена василиан в Жировицах и в Витене. Жировицы благодаря чудотворной иконе Девы Марии стали известны в Белоруссии и Литве наподобие Ченстоховы в Польше.

С назначением Рутского митрополитом, Кунцевич часто его сопровождает и назначается архиепископом Полоцка, к епархии которого принадлежали города Витебск, Могилев и Мстислав.

В новой должности Кунцевич борется с дворянством из-за захвата последним церквей, монастырей и церковных имений, восстанавливает разрушенные храмы, борется с злоупотреблениями духовенства, восстанавливает дисциплину в монастырях. Он созывает синоды, учит духовенство, составляет катехизис христианской веры. В это время православным Полоцким архиепископом стал талантливый ученый, красноречивый противник унии архимандрит Смотрицкий. Он повел активную пропаганду против унии в общем, и в частности против Кунцевича. /1/

Его обвиняли в том, что, пропагандируя свои убеждения, он не останавливается перед насилием. Он горячо защищался от этих обвинений. В 1623 г. в Витебске он был убит (ранее он не раз заявлял, что готов умереть "за святую Унию"). Очевидно, что историки, в зависимости от конфессиональной принадлежности, по разному оценивают роль Иосафата. Римская Церковь причислила его к лику блаженных в 1643 году и канонизировала в 1867 году. /3/

ð kassidi о мифах вокруг имени Кунцевича
ð очерк Ильи Семененко-Басина о св. Иосафате (или тут)
ð Жихевич Тадеуш. Иосафат Кунцевич — мученик за единство Церкви

{Поспеловский вряд ли объективен — он потомок униатов, которые приняли "православие", и там, где речь идет об украинских униатам, его академизм всегда заканчивался.} {<С.>Соловьев с Карташёвым в украинском вопросе не заслуживают доверия - точно. На этом вопросе вся русская интеллигенция переставала быть интеллигенцией.} /Я.Кротов/

Смерть его побудила многих обратиться в Унию. Обратился в унию и сам моральный виновник смерти Кунцевича, Смотрицкий, ставший ее горячим пропагандистом.

Между тем латинизация ордена василиан продолжалась. Василиане взяли в свои руки руководство униатскими школами, в которых готовили и кандидатов в светское духовенство.

Между униатами и противниками унии шла постоянная борьба. Эту борьбу ослабило Андрусовское перемирие 1667 г., оторвавшее от Речи Посполитой левобережную Украину с Киевом, где недоброжелательство к унии было наибольшим. С целью примирения униатов с их противниками православными король Ян Собесский в 1680 г. созвал в Люблине совещание епископов и представителей мирян обеих сторон, в то же время, по возможности, поддерживая унию. Но совещание было безрезультатным. Однако поддержка унии королем привела к присоединению к Унии Перемышльской, Львовской и Луцкой епархий вместе с их епископами. Вслед за епископами к Унии присоединились и церковные братства. Таким образом, в Польско-Литовском государстве к началу XVIII в. уже не было русской земли, где не господствовала бы уния. Католическая Церковь византийско-славянского обряда  (Униатская), включила в себя девять епархий: Киевская митрополия с местопребыванием митрополита в Вильно (т.к. Киев отошел к Московскому государству); архиепископства: Полоцко-Витебское, Владимиро-Брестское, Холмско-Белзкое, Луцко-Острожское, Галицко-Львовское, Перемышльско-Самборское. Очевидно, что в каждом из них жили и православные. Дальнейшему церковному развитию Унии мешала небрежность униатского епископата, который подобно латинскому в ХVIII в., имел мало церковного духа. /1/

 

Начало XVII века в истории России ознаменовалось так называемым "смутным временем", когда двум самозванцам, выдававшим себя за младшего сына Ивана IV Димитрия, последовательно удавалось захватить трон. Роль конфессионального фактора в этих событиях была весьма велика. Так первого Лжедмитрия поддерживали поляки, а также иезуиты и Святой Престол, поскольку он открыто исповедовал католическую веру. Вскоре после своего воцарения он был убит в 1606 году.

 

Углублению единства в Унии способствовал Замойский синод 1720 г. при митрополите Льве Кишке (1714-1728). Руководил им по поручению Апостольской столицы нунций в Польше Гримальди. На синоде было введено кое-что из латинской практики... Все василианские монастыри были объединены под руководством генерального капитула. Соседство с латинским обрядом повело к перенесению элементов латинского обряда и в униатскую Церковь: введение читаемых месс, ликвидация иконостасов, введение боковых алтарей и органов, звоны при мессе, пение часов и розария, выставление св. Даров и процессия с ними, сходство во внешнем облике духовенства и т.п.

В 1739 г. генеральный капитул ордена василиан объединил все василианские монастыри в две конгрегации: Литовскую Св. Троицы и Польско-русскую Св. Девы. В 1755 г. Папа Бенедикт ХIV подчинил всех архимандритов ордена василиан протоархимандриту, освободил василиан от четвертого обета, запрещавшего им становиться епископами и аббатами без разрешения руководителей, и разрешил им при нехватке светского духовенства брать на себя приходы. /1/

 

После раздела Польши в XVIII веке восточные католики оказались под властью или Австрии, или России. При втором разделе в 1794 Украина была присоединена к России, правительство которой преследовало греко-католическую Церковь. На протяжении XIX века и также XX века греко-католиков несколько раз насильственно присоединяли к православию. /3/

Цель этого голосования  – выявление приоритетных интересов читателей.
Заранее благодарен всем, принявшим участие.

Голосование почтой: ?   0   1   2   3   4   5 – нажмите на ссылку, соответствующую выбранной Вами оценке (значение оценок см. в форме выше), и отправьте письмо! (В теле письма можно оставить Ваши комментарии.)

www.messia.ru/r2/3/i01_105.htm
Архив рассылки, формы подписки —> www.messia.ru/r2/
Сайт "Христианское просвещение" —> www.messia.ru
>Форум сайта< 


Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах - в письме, в icq или на форуме.
Постараюсь ответить на вопросы.


Обратите внимание, что редактор-составитель рассылки не является, как правило, автором текстов, которые в рассылке используются. Автор текста указывается перед текстом.

Желаю всяческих успехов!  
редактор-составитель рассылки
Александр Поляков, священник*
(запасной адрес: alrpol0@gmail.com)
<= предш. выпуск серии
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»
термобелье лапландик