=рассылка *Мысли о вере и Церкви*=

Христос воскрес!

* 17 сентября 2012 г. ст.ст., воскресенье 17-е по Пятидесятнице.

  литургические чтения: 2Кор.6:16-7:1; Мф.15:21-28;

                        Гал.2:16-20; Мк.8:34-9:1 (вс по Воздвижении).

 

 

к ряд. апостольскому чтению:

 + + + что общего у света со тьмой?

        www.messia.ru/rasylka/008/2312.htm#0

 + + + Cергей Фудель:

        Ничего нет страшнее памяти смертной, и дивнее памяти Божией

                               www.messia.ru/rasylka/007/1944.htm#0

 

к рядовому евангельскому чтению:

 + + + порой молчание кажется окончательным и потому ужасным

        (вл. Антоний, о. Александр)

 + + + свящ. Александр Мень: Вера Хананеянки

        www.messia.ru/rasylka/008/2313.htm#0

 + + + "ВЕРА" в словаре ИИСУС И ЕВАНГЕЛИЯ

      www.krotov.info/libr_min/s/stragoro/vera.htm (см. "1.3.Матфей.")

 + + + свящ. Яков Кротов: Иисус и язычница. Ходатайство святых

                   www.messia.ru/rasylka/004/688.htm (+ссылки)

 

к апостольскому чтению воскр. по Воздвижении:

   &&& Мартин Лютер: что значит быть христианином?

            www.messia.ru/rasylka/005/1281.htm#0

   &&& он же: мы грешим, исполняя Закон?

            www.messia.ru/rasylka/004/904.htm#0

   &&& он же: оправданные не делами, а верой!

            www.messia.ru/rasylka/002/206.htm#0

   &&& он же: христианин - тот, кто прощен благодаря вере

                    www.messia.ru/rasylka/002/205.htm#0

   &&& он же: принявший смерть за НАШИ грехи

            www.messia.ru/rasylka/002/259.htm#0

 

   &&& свящ. Александр Мень: религия смерти... и воскресения

                       www.messia.ru/rasylka/002/211.htm#0

   &&& он же: Господи, разве мы годимся  свидетельствовать о Тебе?

                               www.messia.ru/rasylka/004/909.htm#0

 

   &&& митр. Сурожский Антоний: миссионерство сегодня

       www.mitras.ru/archive/040911.htm

   &&& он же: исцеление и новая жизнь

            www.messia.ru/rasylka/004/930.htm#0

   &&& он же: мы дети, не сознающие своих подлинных нужд

                   www.messia.ru/rasylka/002/242.htm#0

   &&& В.Н.Кузнецова - комм. на Гал.2:16-17

        www.messia.ru/rasylka/003/566.htm#0

       и Гал.2:17-20

        www.messia.ru/rasylka/003/567.htm#0

 

 

 

> <... Иисус> считал, что Царство, которое он возвещал, может прийти только через его смерть и воскресение. Или, если начать с другого конца, что главная цель его смерти и воскресения – это установление Царства, о приближении которого он уже объявил вначале. Евангелисты повествуют о смерти Иисуса особым образом. Они подробно описывают учение и еще подробнее суды у первосвященника и римского правителя не для того, чтобы придать повествованию «местный колорит» или предварить историческими деталями центральное событие (само распятие), о смысле которого говорится где-то в других местах. Значение креста, как его передают евангелисты, заключается в том, что это казнь того, кто несет в мир Царство, того, кто исполняет и «царское», и «священническое» призвание Израиля и всего человеческого рода, того, кто одновременно воплощает в себе Бога Израилева, пришедшего установить свое Царство и на земле, как на небе. Знаменитые отрывки, которые отражают то, что позднее стали называть «богословием искупления» (такие, как Мк 10:45: «Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих»), дают нам ключ к пониманию смысла всей этой истории, и это вовсе не искусственное применение богословия Павла и его школы (Иисус «умер за наши грехи») для интерпретации истории, которая на самом деле говорит о чём-то ином.

> Подобным образом, и Павел не думал, что смерть и воскресение Иисуса дали людям лишь «сверхъестественное» спасение, которое никак не связано со спасением всего творения. <...> Павел понимал, что благодаря Иисусу, его смерти и воскресению в нём родились искупленные люди, через которых Творец в итоге всё исправит во вселенной. Суть всего этого – «новое творение» (2Кор 5:17; Гал 6:15). И Евангелия, и Послания, и Откровение обретают свой подлинный смысл только в рамках большой, сложной, но глубоко цельной истории, набросок которой нам уже знаком: человек призван отражать образ Божий творению, Израиль должен спасти человечество, Иисус, осуществляя в себе призвание Израиля, спасает человека, а через искупленное человечество всё творение может теперь освободиться от распада и смерти – и этот замысел Бога о творении уже начал осуществляться. Начните рассматривать эту историю однобоко или лишите ее каких-то ключевых элементов – и вы никогда не поймете Новый Завет в целом, не говоря уже о содержащемся в нём призыве формировать привычки сердца и ума, предвосхищающие великую конечную цель.

> <.....> на протяжении многих веков христиане молчаливо предполагали, что Иисус умер ради одной-единственной цели – чтобы «спасти нас от грехов» (при различных интерпретациях смысла этого выражения). Но в Евангелиях спасение отдельных людей (которое, разумеется, остается их важнейшим элементом) призвано служить более широкой цели – воплощению замысла Бога о мире, установлению Царства Божьего. И в этом Царстве люди получают спасение и избавление от греха ради того, чтобы стать (к чему Иисус уже призывал учеников) не только получателями Божьего прощения и новой жизни, но и теми людьми, через которых они передаются – властителями и священниками.

> Каким же образом мы можем включить и возвещение Иисуса о приходе Царства, и его «спасительные» смерть и воскресение в общую целостную и последовательную картину? Конечно, это великий, даже необъятный вопрос, и мне потребовалась доля безрассудства, чтобы попытаться дать на него краткий – и неизбежно неадекватный – ответ. Он выглядит следующим образом.

> Иисус принес свою весть «Бог становится царем» не на какую-то нейтральную территорию, он не был подобен первооткрывателю прошлого, который водружал свое знамя на необитаемых землях. Он возвещал о суверенном и спасительном владычестве Бога и показывал своими делами силу и славу этого владычества в мире, который уже находился под властью враждебных властителей – к сожалению, к ним относились властители из самого народа Божьего, включая представителей царской и священнической элиты, а также популярные «группы давления» и революционные движения в Израиле, не говоря уже, разумеется, о властителях языческого мира.

> Слова о том, что Бог становится царем, в Палестине I века воспринимали как слова о победе Бога Израилева над языческими правителями и освобождении народа Божьего – однако, похоже, сам этот народ стал частью проблемы, а не ее решения. Но поскольку спасительное правление Бога, как его понимал Иисус, царствование этого Бога – Бога кроткой, щедрой и безграничной любви, правление которого уже описано в Нагорной проповеди, – не может быть установлено с помощью насилия, здесь можно использовать только соответствующие ему средства: страдание и жертвенную любовь. Вот в чём состоит глубинная связь между вестью о Царстве и призванием креста. И вот почему западная культура на всех уровнях такую связь отрицает. Мы выбираем для себя царства иного рода и предпочитаем понимать позорную смерть Иисуса как средство чисто духовного «спасения».

> Подобным образом – это важнейшая тема Евангелия от Иоанна, но мы найдем ее и у трех других евангелистов, – Иисус оказывается тем, через кого слава Божья, наконец возвращается к его народу. Иисус – об этом прямо и однозначно говорит Иоанн и косвенно другие евангелисты – стал Храмом, тем местом, куда, во исполнение древних обетовании, приходит Бог, чтобы здесь обитать. Вот почему через всё евангельское повествование, но особенно ярко в рассказе о последнем посещении Иерусалима Иисусом, звучит тема противостояния между ними двумя – Иисусом и Храмом, где последний представлен знатными священниками и самим первосвященником. И снова это не «местный колорит» и уж, разумеется, не история, иллюстрирующая столкновение «религиозного истеблишмента» со свободой Иисуса, который отстаивает духовность спонтанности перед лицом формализма. Скорее, здесь звучит иная мысль: подобно тому, как Иисус возвещал Царство, будучи сам его законным, хотя и крайне удивительным, царем, он также воплощает истинный храм и является его настоящим (хотя и шокирующе странным) первосвященником. Так Иисус в своей жизни воплотил два великих повествования Израиля, царскую и священническую темы Ветхого Завета, которые в нём соединились и указывают на новое призвание, царское и священническое, Израиля и человечества, которые призваны служить всему миру. И благодаря этому призвание человека из первых двух глав Бытия зазвучало с новой силой, о чём <...> говорят Откровение, Послание к Римлянам и другие тексты.

> И именно здесь мы видим, как Евангелия и благовестие христиан радикальным образом поменяли представление о добродетели. Иисус взвалил на себя тяжесть не столько абстрактного «греха» вообще (это увело бы нас от реальных событий, закончившихся его смертью), сколько подлинный вес – их силу и их последствия – человеческого греха и бунта, того сплава гордости, греха, безумия и стыда, которые в тот исторический момент воплощал в себе надменный Рим, своекорыстия иудейских вождей, кровавых мечтаний еврейских революционеров – и кроме всего этого, бремя падений его собственных учеников. Я <...> охотно приведу снова замечательные слова моего учителя профессора Джорджа Кэрда: «Таким образом, здесь в самом буквальном историческом смысле, а не просто в отвлеченном богословском, один понес на себе грехи многих». Иные теории «искупления» стремятся держаться подальше от конкретных событий, а потому заслоняют (если не заменяют) евангельское повествование богословской схемой иного происхождения в надежде дать «объяснение» тому, каким образом грешник может покинуть этот мир и отправиться на небо. Подобные теории с точки зрения богословской методологии ничуть не лучше тех, что ставят в центре всего Царство Божье, игнорируя крест. Царство неотделимо от креста. Это одна цельная история. И только в рамках именно этой истории – а не какой-то ее однобокой версии – призыв Иисуса к добродетели нового творения обретает свой подлинный смысл.

> Иисус призывал следовать за ним и формировать в нынешней жизни те привычки, которые указывают на грядущее Царство и уже, в какой-то мере, жить его жизнью – но всё это имеет смысл только тогда, когда мы помним о такой формулировке этого призыва (ее сделал знаменитой Дитрих Бонхеффер): «Приди и умри». Иисус не говорил, как это делают некоторые современные проповедники: «Бог любит тебя и замыслил совершить нечто прекрасное в твоей жизни». Он не говорил: «Я принимаю тебя таким, какой ты есть, и потому отныне ты можешь делать то, что для тебя естественно». Он сказал: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк 8:34). Он говорил, что нужно потерять свою жизнь, чтобы ее обрести, а если ты держишься за жизнь, ты ее потеряешь. И эти слова прямо связаны с его жизнью, с его унижением и смертью, за которыми последовало воскресение и прославление. Он приглашал своих учеников войти в новый мир, точно соответствующий Заповедям блаженства, в мир, перевернутый вверх тормашками, вывернутый наизнанку, где нет места никаким обычным представлениям людей о процветании и добродетели, потому что там царствует совершенно иной порядок.

> Конечно, Иисус сказал бы, что это нынешний мир перевернут вверх тормашками и вывернутый наизнанку. Он пришел этот мир исправить, поставить в правильное положение. Благая весть, которую он проповедовал, ради которой жил и умер, бросала вызов привычной картине мира.

> А это значит, что общепринятые представления – даже представления о добродетели – следует радикальным образом пересмотреть. Уже нельзя думать, что хорошая жизнь возникает тогда, когда человек стремится к полноте «счастья», что позволяет ему построить программу самосовершенствования, воплощающую эту цель в реальности. Вместо этого человеку нужно следовать за Иисусом, который в итоге также стремится к блаженству с преизбытком, но идет к этой конечной цели единственным возможным в нынешнем мире путем – путем ужасной и позорной смерти. И можно понять, почему этот путь так резко отличается от общепринятых. Иисус видел, что мир куда глубже испорчен, чем это кажется любому философу древности.

> Как Иисус думал и учил, всё человечество в целом, включая Божий народ, Израиль, страдает таким глубоким недугом, который невозможно исцелить с помощью любых усилий самосовершенствования. И если Царство Божье должно вступить в силу и дать людям новую жизнь, новое призвание и возможность изучать язык грядущего, надо что-то сделать с этим недугом. Весь старый мир, включая человеческое сердце, привычки ума, воображения и поведения человека, настолько глубоко испорчен, что его нужно не реформировать, но убить. Кроме того, поскольку об испорченности и разложении мира в первую очередь свидетельствует гордыня человека, никакая «добродетель» самосовершенствования здесь не способна осуществиться. Величайшие языческие моралисты могли только лишь взирать на подлинное человеческое существование, к которому можно постепенно приближаться, формируя новые привычки ума и сердца. Эта цель лишь мерцала в воздухе, подобно миражу, по другую сторону глубокой реки с быстрым течением, которую языческие мудрецы не могли одолеть вплавь и через которую они были не в силах перекинуть мост. Иисус погрузился в воду этой реки и действительно там утонул, а затем оказался на другом берегу. И он призывал своих учеников последовать его примеру. Путь Царства есть путь креста, и наоборот, – если, конечно, помнить, что это не Царство на «небесах», но такое положение вещей, когда Божье Царство наступает и на земле, как на небе, когда и здесь, и там исполняется Божья воля.

> А из всего этого следует, что <...> идея «царственного священства» народа Божьего, укоренена непосредственно в том, что совершил Иисус. Человек снова получил возможность стать священником и царем только потому, что совершенный Человек, Сын Человеческий в абсолютно особом смысле, сам стал царем и священником. Иисус пришел ввести в действие и воплотить в себе верховное и спасительное правление Бога над Божьим творением; он пришел также воплотить в себе верное послушание всего творения, всего человечества, а в частности – Израиля. Оба эти призвания – державное движение от Бога к Его творению и благодарное движение от послушного творения к Его Создателю – отражены в Евангелиях, и не только в словах, но и в поступках, причем в тех поступках, которые привели Иисуса на крест. Именно на кресте истинный Бог сокрушил ложных богов и установил свое Царство на земле, как на небе. Этот удивительный парадокс имеет для нас огромное значение. На кресте было во всей полноте и совершенстве явлено то верное и благодарное послушание, которого Бог ожидал от своего творения, от человека, носителя Его образа, и от избранного народа как надлежащий ответ на Божью любовь. Разумеется, смысл креста гораздо больше, но не меньше сказанного здесь.

Том Николас Райт. (перевод: М. Завалов)
из книги "Бог Есть. Что дальше? Как стать теми, кем мы призваны быть"
(из гл. 4). ]

 

 

 

 

+ таланты и крест (Мать Мария (Скобцова) и др.)

+ свящ.  Александр Мень: в нас причина того, что сила Евангелия

                         не действует в мире так, как могла бы

   (+ ссылки к апост. и ев. чтениям)

    www.messia.ru/rasylka/010/2622.htm#0

 

 

 

 

 

 

 

# Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах –

  в письме, в icq или на форуме. # Постараюсь ответить на вопросы... #

 

 

 -----------------------------------------------------------------

|        Буду благодарен за материальную поддержку проекта.       |

|           Как это можно сделать, описано на странице            |

|                   www.messia.ru/pomoch.htm.                     |

 -----------------------------------------------------------------

 

 

 

--

  Желаю всяческих успехов!

 Прошу ваших молитв обо мне и о моей семье,

а также об успехе интернет-служения "Христианское просвещение"

 

редактор-составитель рассылки        mailto:mjtap@ya.ru

   Александр Поляков, священник                 ICQ # 112678438

                            (запасной адрес: alrpol0@gmail.com)

 

 

             ---------------------------------------------

*Мы по рождению евреи, а не какие-нибудь "грешники-язычники".

 Но мы знаем, что ни один человек не будет оправдан делами Закона,

 а только верой в Иисуса Христа.

 Поэтому и мы поверили в Христа Иисуса,

 чтобы получить оправдание верой в Христа,

 а не делами Закона,

 так как делами Закона "не оправдается никто из живущих".

 Но если мы, стремясь к оправданию через единение с Христом,

 обнаружим, что и мы перед Законом такие же грешники,

 значит ли это, что Христос - пособник греха?!

 Нелепость!

 Если я стану восстанавливать то, что раньше разрушил,

 этим я покажу, что преступил Закон.

 Закон меня умертвил, и я умер для Закона, чтобы жить для Бога.

 Я распят вместе с Христом, и живу уже не я, а живет во мне Христос.

 И пока я живу на земле, я живу благодаря вере в Сына Божьего,

 полюбившего меня и отдавшего себя в жертву ради меня.

 Так неужели я отвергну Божий дар?!

 Ведь если оправдание может дать Закон, значит Христос умер напрасно!*

                                                      (Гал.2:16-20/*/)

*********************************************

/*/ апостольское чтение воскр. по Воздвижении.

  В цитатах из Нового Завета в 'подвале' выпусков обычно используется

        перевод В.Н.Кузнецовой www.messia.ru/biblia/nz/kuzn/index.htm

 

 

 HTML-версия в архиве -> www.messia.ru/rasylka/012/2834.htm#0

 

[при просмотре выпуска на сайте доступна функция "поделиться"]

     Архив рассылки + подписка  ->   www.messia.ru/rasylka/#0

 

 страничка сайта в facebook: www.facebook.com/ru.messia

 

 

********************* Сайт "Христианское просвещение" -> www.messia.ru

* * * * * * Форум /гостевая книга сайта:  www.messia.ru/razd/forum.htm

ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»